Видео Смотреть все


ЗА КРИТИКУ ВЛАСТИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ УБЕЖДЕНИЯ ПРИГОВАРИВАЮТСЯ…



КОРОТКАЯ БЕСЕДА С ОЛЬГОЙ ЛИ НАКАНУНЕ БОЛЬШОГО ИНТЕРВЬЮ



ОППОЗИЦИЯ И ГРАЖДАНСКИЕ АКТИВИСТЫ, ПОРА ОБЪЕДИНЯТЬСЯ!



ДЕБАТЫ. ОЛЬГА ЛИ, КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ



ВНИМАНИЮ ВСЕХ ЖИТЕЛЕЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ! ОБРАЩЕНИЕ КАНДИДАТА В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ОЛЬГИ ЛИ



ПОДКУП ИЗБИРАТЕЛЕЙ В КУРСКЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! НЕ ПРОДАВАЙТЕСЬ! ГОЛОСУЙТЕ СЕРДЦЕМ И ПО СОВЕСТИ!



ОЛЬГА ЛИ И ДМИТРИЙ НОВИКОВ: “ВМЕСТЕ МЫ ПОБЕДИМ!”



ДЕПУТАТ ОЛЬГА ЛИ – О СЛЕДСТВИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, В КОТОРЫХ ЕЕ ОБВИНЯЮТ. ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ!



ОЛЬГА ЛИ: УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ



"КУРСКАЯ ЗАНОЗА" - ОЛЬГА ЛИ



СЛУГИ ДЬЯВОЛА: КОГО В ГОСДУМУ ПРОТАСКИВАЕТ “ЕДИНАЯ РОССИЯ”



Информация о возбуждении уголовных дел



Крик о помощи



ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ ЖИТЕЛЯ Г. КУРСКА



ТЕЛЕМОСТ. ОЛЬГА ЛИ – ВЯЧЕСЛАВ МАЛЬЦЕВ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ.



О жизни и борьбе Ольги Ли, о двух уголовных делах после обращения к президенту



Будущее России в опасности Уголовное дело 2 против Ольги Ли



Уголовное дело Ольги Ли - медвежья услуга прокурора президенту



Театр абсурда в логове единороссов



Журналистов не пускают на заседание Думы



О России, коррупции, Украине, опозиции... Ольга Ли



Интервью Ольги Ли на канале СТБ



За бездействием Президента последует противодействие



Росприроднадзор. Попытка ознакомиться с материалами дела



Прокурора Курской области подозревают в сексуальном домогательстве



Межрегионгаз Курск - незаконный отказ в поставке газа



Внимание, мошенники!



Криминальная газификация. Обращение к премьер-министру Медведеву



Форум "За честные закупки" - развлечение для "Путинюгенда"



В курских больницах вообще нет лекарств, прокуратура бездействует



Журналист Березин о Думе, налоговой, бездельниках, казнокрадах



ШЕРОЧКА С МАШЕРОЧКОЙ. Кто управляет депутатами Курской областной Думы



Рекомендации по направлению жалоб и обращений

Все видеозаписи

Журнал “Sasha”

Узнай себя

Казнить нельзя. Помиловать

Дата публикации 08.11.2007

«Я засыпаю с мыслью о самой прекрасной, доброй, ласковой девушке. Целую нежно, моя киса». Если бы автор этого сообщения Вадим Киселев знал, чем обернется для него любовь к этой «дружбеобильной» девушке…
9 сентября 2006 года в городской больнице №4 от полученных телесных повреждений скончался Павел Шеверев. Хороший парень, спортсмен. Так характеризовали его все, кто знал. А 18 октября 2007 года осужден на 9 лет лишения свободы якобы за его убийство Вадим Киселев, судя по отзывам, тоже порядочный, честный, спокойный молодой человек. Объединяло их, кроме хороших характеристик, еще и знакомство с одной девушкой, для которой, судя по всему, общение с этими парнями было всего лишь приятным времяпрепровождением, финалом которого и стала смерть одного и лишение свободы другого.
Из письма матери Вадима Киселева:
“Я растила своего сына добрым, честным, порядочным, с верою в справедливость человеком. Все его знают как спокойного и отзывчивого парня. Я всегда гордилась, что вырастила его именно таким. Но однажды в нашей жизни произошло нечто, что заставило меня усомниться в том, что доброта, честность, порядочность и справедливость – именно те ценности, которые нужны молодому человеку. Случилось убийство. Убили молодого, красивого парня – единственного сына у родителей. Я всей душой сопереживаю отцу и матери погибшего – нет боли более тяжелой, чем пережить смерть своего ребенка, но не менее больно – знать, что жизнь твоего 21-летнего сына будет загублена 9 годами в колонии за преступление, которого он не совершал.
Я, как и большинство следивших за процессом, как мать не могу и после прочтения приговора найти ответы на многие вопросы. От кого ждать помощи тем, у кого нет высокопоставленных знакомых?
В настоящее время приговор обжалуется в Курском областном суде. За развитием событий напряженно следят все, кто знает Вадима, с кем он вырос, с кем учился и работал. Они твердо уверены, что этого преступления он не совершал: ни один человек не может припомнить ни одного случая ссоры Вадима или просто грубого слова им произнесенного. Все они надеются, что справедливость восторжествует и не даст загубить жизнь моего ребенка”.
Из кассационной жалобы адвоката Вадима Киселева Елена Глазова:
Приговором от 18 октября 2007 года мой подзащитный Киселев Вадим Валерьевич признан виновным и осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Шеверева П. С., повлекшее по неосторожности смерть последнего. Приговор считаю незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по тем основаниям, что мой подзащитный вменяемого ему преступления НЕ СОВЕРШАЛ.
Суд пришел к выводу о виновности моего подзащитного на основании имеющихся в материалах дела явки с повинной (которую уже в ИВС Киселев сделал по предложению адвоката) и признательных показаний, данных им в качестве обвиняемого по ст. 109 ч. 1 УК РФ (причинение смерти по неосторожности – Ред.). Оба документа (видимо, имеются в виду два обвинительных заключения по ст. 111 и ст.109 УКРФ) были изготовлены одновременно, в помещении ИВС. Основанием к даче таких показаний послужило настойчивое психологическое давление на Киселева В. В. Иных доказательств вины моего подзащитного в деле нет.
Таким образом, в соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины суд мог положить в основу обвинения лишь в том случае, если оно подтверждено совокупностью иных собранных по делу доказательств.
Киселев осужден за то, что 5 сентября 2006 года, примерно в 1 час. 30 мин. он, находясь во дворе дома №2 по ул. Павлова г. Курска, на почве ревности нанес не менее 3 ударов потерпевшему Шевереву П. С. в область головы и 1 – в область руки. От этих повреждений Шеверев скончался.
Итак, первое – место
совершения преступления
В уголовном деле протокол осмотра места происшествия отсутствует. Если исходить из того, что Киселев без всякого давления со стороны следователя и по своей воле признался в том, что он толкнул Шеверева, логично поинтересоваться: почему следователь не закрепил признательные показания, не совершил с обвиняемым выход на место происшествия? Да потому, что следователь ЗНАЛ, что Киселев не причастен к данному преступлению и не может ничего пояснить по факту причинения вреда здоровью Шеверева.
По общему смыслу той же ст. 77 УПК РФ, если место преступления установлено лишь со слов обвиняемого, необходимо подтвердить его еще какими-либо доказательствами. Есть ли они в деле?
Есть. Но опровергающие показания моего подзащитного. Так, мать и отец Шеверева П.С. на следствии и в суде показывают, что сын, перед тем как потерять сознание, сообщил им, что его избили “у рынка” и он “сам разберется”.
Суд в приговоре виртуозно указывает, что дом по ул. Павлова, 2 находится “на незначительном расстоянии” от МУП “Северный рынок”, и, стало быть, и потерпевший Шеверев, сообщив родителям, что его избили у рынка, тем самым подтвердил, что дело было во дворе его дома. Не подлежит доказательству, так как является очевидным и общеизвестным, что между домом №2 по ул. Павлова и территорией МУП “Северный рынок” находится еще как минимум 2 объекта – педучилище и трамвайное депо, да и расстояние между ними не менее 500 метров. Поэтому понятия “во дворе” и “у рынка” означают разные места. Указанное в признательных показаниях Киселева место преступления не соответствует фактическому месту его совершения, так как опровергается показаниями потерпевшего Шеверева П.С., данными им при жизни и подтвержденными его родителями.
Следующее “доказательство” того, что инцидент имел место во дворе дома №2, – показания свидетеля Горяйнова, друга покойного Шеверева Павла, который, с его же слов, примерно в час ночи оставил Шеверева во дворе дома №94 по ул. Ленина и ушел на встречу со своей девушкой Бобневой А.А.
Даже если принять за правду показания Горяйнова о том, что в 1 час ночи г. Шеверев и находился во дворе дома №94 по ул. Ленина, как суд смог достоверно установить, что он, Шеверев П., продолжал там оставаться до 1 часа 30 минут? Что он там делал?
Но дело в том, что в ходе рассмотрения дела в суде защита убедительно доказала, что показания свидетеля Горяйнова – ложь.
Горяйнов показывал на следствии и в суде, что он, по предварительной договоренности с Павлом, встретился с ним во дворе дома №94 по ул. Ленина (где они оба и живут в одном подъезде) примерно в 23 час. 45 мин. Он уговорил Павла свозить его на принадлежащем Павлу автомобиле к его девушке Бобневой, (проживающей на 3-м Комсомольском переулке в г. Курске), у которой сломался сотовый телефон, чтобы отвезти ей новый. Приехав по адресу, он обнаружил, что его девушка в это время работает в пос. Ворошнево. Ее смена заканчивается в 24-00, она должна приехать на кондитерский комбинат в г. Курске – сдать смену, и просила его встретить ее в начале второго часа ночи около памятника Пушкину (он позвонил ей с 3-го Комсомольского переулка, от ее дома – видимо, на сломанный сотовый телефон и получил эту информацию)!
После этого они с Павлом вернулись к дому №94 по ул. Ленина, поставили машину, выпили по бутылке пива. Затем примерно в 1 час ночи Горяйнов отправился к памятнику Пушкина, оставив Павла во дворе. У памятника встретил Бобневу, и они пешком пошли к ее дому. В 2 часа ночи он позвонил Павлу на сотовый телефон, чтобы узнать, не сможет ли он его на машине забрать оттуда. На его звонок никто не ответил. Сама предложенная причина звонка странна – ведь до этого Горяйнов пояснял, что Павел после употребления алкоголя никогда не садился за руль.
На предварительном следствии Бобнева не была допрошена в качестве свидетеля. В деле есть только ее объяснение, в котором она подтверждает, что 04.09.2006 года она работала в пос. Ворошнево Курского района, ее смена заканчивалась в 24-00, она должна была после смены приехать на кондитерский комбинат в г. Курске – сдать смену, и просила Горяйнова встретить ее в начале второго часа ночи около памятника Пушкину.
Допрошенная по ходатайству защиты в качестве свидетеля в суде Бобнева, когда ей были предъявлены представленные защитой справки ЗАО “Кондитер-Курск” о том, что у нее 3 и 4 сентября 2006 года были выходные дни и о том, что рабочие смены в пос. Ворошнево заканчиваются в 20-00 час., пояснила, что все равно она в ту ночь была с Горяйновым. Как и зачем она в 1 час ночи 05.09.06 г. оказалась у памятника Пушкину, пояснить затруднилась. Также сообщила суду, что ее сотовый телефон никогда не ломался, договоренностей с Горяйновым о его замене у нее не было!
Несмотря на то что ее ложь уличается справками ЗАО “Кондитер-Курск”, показания, данные в суде, дополнительно опровергаются справкой сотовой компании “Теле 2”, из которой усматривается, что в период с 21 часа 54 мин. 04.09.2006 г. по 5 час. 43 мин. 05.09.2006 года она, вместе с ее сотовым телефоном, находилась в зоне обслуживания ТОЛЬКО ОДНОЙ базовой станции “Теле 2”, то есть никуда не перемещалась.
С другой стороны, из справки, выданной ЗАО “ВымпелКом” – “Билайн” (сотовый оператор, обслуживающий телефон, которым пользовался Горяйнов), усматривается, что Горяйнов совершал активные передвижения в ночь с 4 на 5 сентября 2006 года, но не вместе с Бобневой.
Более того, показания Горяйнова о том, что он в период с 23 час. 45 мин. 04.09.06 г. и примерно до 1 часа ночи 05.09.06 г. находился с Шеверевым вместе в машине последнего, также опровергаются тем фактом, что из вышеуказанной справки сотового оператора усматривается, что в 0:04:13 час. 05.09.06 г. на сотовый телефон Горяйнова поступил звонок с сотового телефона Шеверева. Если люди находятся в одном автомобиле и вместе куда-то едут, зачем один из них (который за рулем) звонит другому?
Таким образом, Горяйнов и Бобнева дали в суде заведомо ложные показания о месте их нахождения в ночь с 4 на 5 сентября 2006 года. При этом Бобнева обеспечила алиби Горяйнову, а суд положил их показания в основу обвинительного приговора Киселеву.
(Далее адвокат уличает специалиста ЗАО “ВымпелКом”, допрошенного в суде – Ред.)
Данный специалист ранее пояснил, что базовые станции ЗАО “Вымпел-Ком” ориентированы не на 3, а на 6 секторов, каждый по 60 градусов. Разбивка именно на 6 секторов подтверждается данными распечатки Горяйнова: строки в ней показывают, что существуют также 5 и 6-й секторы. Поэтому специалист неправильно определил местонахождение Горяйнова при даче своего заключения. Согласно распечатке, в период времени с 0 часов до 2 час. 19 мин. 05.09.2006 года он находился в районе как раз того самого МУП “Северный рынок”, который судья согласился считать местом нападения на Шеверева, но совместил с двором дома №2 по ул. Павлова.
Очевидно, что совершение преступления в отношении Шеверева П.С. именно во дворе дома №2 по ул. Павлова г. Курска доказывается лишь показаниями Киселева (осужденного), а значит, данный факт не может считаться установленным и доказанным.
Уже около трех лет оперативные работники в г. Курске имеют возможность определять примерное местонахождение подозреваемого. Однако при расследовании данного преступления таких данных от операторов сотовой связи оперативные работники не запросили.
Второе – мотив
совершения преступления
Суд пришел к выводу, что мотивом совершения преступления явилась ревностная реакция Киселева на то, что девушка, с которой он поддерживает довольно близкие отношения, – Литвинова Карина – одновременно встречается и с Шеверевым Павлом.
Данный мотив полностью надуман и ничем не подтвержден. Свидетель Литвинова К. А. в судебном заседании пояснила, что у нее никогда не было близких отношений с Шеверевым. Киселев пояснял, что Карина – очень общительная девушка, и она находится в дружеских отношения со всеми молодыми людьми, с кем общается. Это обстоятельство подтверждено показаниями свидетелей обвинения.
Положенное судом в основу приговора SMS-сообщение, отправленное Литвиновой 05.09.06 г. на сотовый телефон Шеверева: “Что случилось, почему ты не отвечаешь? Ты обиделся?” – никак не может быть расценено как факт наличия близких отношений, скорее, наоборот, должны свидетельствовать об охлаждении отношений.
С другой стороны, в судебном заседании была воспроизведена частная видеозапись дня рождения Логачева, который отмечали на даче 29.07.06 года. Из содержания видеозаписи усматривается открытая угроза, которую Горяйнов прилюдно высказывает Шевереву примерно следующими словами: “Ты считаешь, что у тебя нет проблемы? А буквально завтра она у тебя появится так, что на всю жизнь”. (Редакция изучила запись и уточняет для читателей. Фраза звучит: “Завтра тебя коснется раз и навсегда”. Что не меняет смысла и выглядит в разговоре, как угроза.) В принципе, так и произошло – через чуть более чем 30 дней, перед Шеверевым встала проблема – и на всю жизнь. Однако суд расценил данную видеозапись, как не имеющую отношения к делу.
Из иных доказательств, подтверждающих факт совершения преступления именно Киселевым, суд приводит показания несовершеннолетней подозреваемой Литвиновой К.А., данные ею в ИВС УВД Курской области о том, что вечером 05.09.06 г. Киселев сообщил ей, что после того, как они с ней расстались в 1 час 30 мин. 05.09.06 г. он по дороге домой встретил Шеверева Павла и разговаривал с ним. Заметим, что сразу же после получения от нее таких показаний, Литвинова немедленно была освобождена из ИВС. В судебном заседании, допрошенная в качестве свидетеля, Литвинова пояснила, что она ПРИДУМАЛА ЭТОТ ЭПИЗОД, чтобы ее отпустили. Но суд, поддерживая позицию обвинения, счел правдивыми показания, данные Литвиновой в ИВС.
Как я указывала выше, кроме признательных показаний самого Киселева В.В., иные доказательства, подтверждающие его причастность к совершению преступления, отсутствуют. Более того, подчеркивая и обосновывая правомерность действий Киселева по ч. 4 ст. 111 УК РФ, суд кладет в основу приговора заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы №170 от 07.09.2007 года, которое полностью исключает возможность получения потерпевшим Шеверевым телесных повреждений при падения с высоты собственного роста как с ускорением (от толчка Киселева), так и без такового. Таким образом, данное заключение опровергает, а не подтверждает признательные показания Киселева.
В судебном заседании защита неоднократно пыталась обратить внимание суда на множество противоречий, которые не были разрешены по ходу дела.
Сложно принять на веру и в принципе невозможно то, что Павел, всю сознательную жизнь занимавшийся спортом, не уклонялся и не оборонялся от ударов Киселева, который ниже его в росте на 8 см и занимался лишь бальными танцами.
В силу положений ст. 44 Конституции РФ, все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, но в данном случае суд, несмотря на доводы защиты, не усомнился ни в чем, то есть нарушил конституционное право Киселева на справедливое рассмотрение его дела судом.
(Далее адвокат приводит доводы того, что психологическое давление на ее подзащитного все-таки оказывалось, и просит отменить приговор районного суда, Киселева В.В. оправдать, а дело направить в прокуратуру для производства предварительного расследования с целью установления лиц, совершивших данное преступление.)
Чтобы эту статью не расценили как попытку оказать давление на суд, мы специально, вместо журналистских рассуждений, практически полностью опубликовали кассационную жалобу адвоката, с небольшими сокращениями. Журналисты абсолютно уверены, что областной суд обязательно разберется в этом деле, где много неустраненных противоречий и целый ряд вопросов, оставшихся без ответа. О развитии дальнейших событий следите в нашей газете.
Горе огромное постигло родителей Павла. Боль утраты навсегда поселилась в их семье, но должен ли нести ответственность за преступление человек, его не совершавший? Что думают по этому поводу наши читатели?
Народный журналист

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

  • Письмо бывшему лидеру курских коммунистов Иванову
  • В Омске экс-главу миграционной службы отправили в колонию
  • О чем не сказал президент
  • Свежо питание, да верится с трудом
  • Вот тебе и "Курская правда"
  • Странное какое-то ДТП. Глушково

Сотрудничество

Хотите стать журналистом?
Для этого необязательно заканчивать факультет журналистики... Подробнее>>

Опрос

Имеем ли мы право на месть? Тысячи матерей и отцов плачут ночами от бессилия от того , что не могут ничем помочь своим невинно осужденным детям, или, например, не могут добиться наказания их убийцам

Loading ... Loading ...

Фонд поддержки детей

Нашли ошибку?

Система Orphus