Видео Смотреть все


ЗА КРИТИКУ ВЛАСТИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ УБЕЖДЕНИЯ ПРИГОВАРИВАЮТСЯ…



КОРОТКАЯ БЕСЕДА С ОЛЬГОЙ ЛИ НАКАНУНЕ БОЛЬШОГО ИНТЕРВЬЮ



ОППОЗИЦИЯ И ГРАЖДАНСКИЕ АКТИВИСТЫ, ПОРА ОБЪЕДИНЯТЬСЯ!



ДЕБАТЫ. ОЛЬГА ЛИ, КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ



ВНИМАНИЮ ВСЕХ ЖИТЕЛЕЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ! ОБРАЩЕНИЕ КАНДИДАТА В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ОЛЬГИ ЛИ



ПОДКУП ИЗБИРАТЕЛЕЙ В КУРСКЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! НЕ ПРОДАВАЙТЕСЬ! ГОЛОСУЙТЕ СЕРДЦЕМ И ПО СОВЕСТИ!



ОЛЬГА ЛИ И ДМИТРИЙ НОВИКОВ: “ВМЕСТЕ МЫ ПОБЕДИМ!”



ДЕПУТАТ ОЛЬГА ЛИ – О СЛЕДСТВИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, В КОТОРЫХ ЕЕ ОБВИНЯЮТ. ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ!



ОЛЬГА ЛИ: УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ



"КУРСКАЯ ЗАНОЗА" - ОЛЬГА ЛИ



СЛУГИ ДЬЯВОЛА: КОГО В ГОСДУМУ ПРОТАСКИВАЕТ “ЕДИНАЯ РОССИЯ”



Информация о возбуждении уголовных дел



Крик о помощи



ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ ЖИТЕЛЯ Г. КУРСКА



ТЕЛЕМОСТ. ОЛЬГА ЛИ – ВЯЧЕСЛАВ МАЛЬЦЕВ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ.



О жизни и борьбе Ольги Ли, о двух уголовных делах после обращения к президенту



Будущее России в опасности Уголовное дело 2 против Ольги Ли



Уголовное дело Ольги Ли - медвежья услуга прокурора президенту



Театр абсурда в логове единороссов



Журналистов не пускают на заседание Думы



О России, коррупции, Украине, опозиции... Ольга Ли



Интервью Ольги Ли на канале СТБ



За бездействием Президента последует противодействие



Росприроднадзор. Попытка ознакомиться с материалами дела



Прокурора Курской области подозревают в сексуальном домогательстве



Межрегионгаз Курск - незаконный отказ в поставке газа



Внимание, мошенники!



Криминальная газификация. Обращение к премьер-министру Медведеву



Форум "За честные закупки" - развлечение для "Путинюгенда"



В курских больницах вообще нет лекарств, прокуратура бездействует



Журналист Березин о Думе, налоговой, бездельниках, казнокрадах



ШЕРОЧКА С МАШЕРОЧКОЙ. Кто управляет депутатами Курской областной Думы



Рекомендации по направлению жалоб и обращений

Все видеозаписи

Журнал “Sasha”

Узнай себя

Старики вы мои, старики

Дата публикации 16.03.2010

Однажды, прогуливаясь по улице Ленина, я присел на лавочку отдохнуть. Погода сол-нечная. Выходной, около 17 часов вечера. На улице практически никого. Кто-то только что вернулся с пляжа и, приняв душ, прилег отдохнуть перед вечерним моционом; кто-то, дождавшись, пока спадет дневное пекло, принялся пропалывать свой огород на даче. И только редкие студенты, видимо, опаленные солнечными лучами, да семейные парочки изредка пробегали в сторону ЦУМа и обратно. Насладившись тишиной, я уже собирался домой, когда рядом присела пожилая женщина. «Отдыхаете», – заговорила она? «Да не совсем. Офис рядом, работаю. Вот решил часик передохнуть». «Понятно. Я вот тоже вышла подышать». Было заметно, что женщина хочет поговорить. В глазах грусть и одиночество. Мне стало ее жалко, и я продолжил разговор. «Вы где-то рядом живете?» «Да живу, точнее жила», – с глубоким вздохом ответила она. Видимо, вместе с детьми моя новая знакомая переехала в другой район, предположил я, и вот теперь пришла навестить улицу, дом, с которыми ее связывают воспоминания и по которым она теперь тоскует… Я и сам часто посещаю родной район КЗТЗ. Проеду мимо ул. Комарова-21, ул. Ольшанского-22, 46-й школы – места, где прошла моя юность. Все уже не то: и двор с хоккейной площадкой, который казался мне большим, сегодня выглядит каким-то маленьким и заброшенным. Не слышно дворничихи тети Насти, не видно на лавках знакомых лиц. «Вы куда-то переехали?» – озвучил я часть своей мысли? «Да, переехала на вокзал», – моя собеседница расплакалась. «Что у вас произошло, расскажите, может, смогу Вам помочь», – попытался я ее разговорить, чтобы успокоить. «Вы представляете, никогда не думала, что у меня в жизни все так сложится. Одна родила, одна воспитывала. Все для нее. Себе во всем отказывала. Мужчину никогда в дом не привела. И вот теперь осталась одна на улице»… Еще час собеседница рассказывала мне о своей дочери, выбросившей ее на улицу. Прямо скажем, рассказ не для слабонервных. Таких историй немало, и потому не буду описывать детали. Скажу только, что все повествование этой женщины, – малая доля выпавших на нее переживаний, и в этом я лично позже убедился. А сначала… Не первый раз мне приходится слышать истории о том, как по тем или иным причинам старики оказываются «на улице». Конечно, есть среди них и те, где виноваты не дети, а родители. Например, часто встречающийся, как я его называю, синдром Толстого. Особенно у людей, чья жизнь в прошлом была насыщена общением. Надуманное одиночество, обиды на фоне старческого уныния, и вот уже престарелые мать или отец, никого не известив, бросаются в крайности. Едут к каким-то родственникам, о существовании которых раньше не слышали, или вовсе уходят в никуда. «Нужна буду, найдут». Хорошо, когда у самих чад нервы не потрепаны и терпения не занимать. Ну, а если нет, то вырвавшееся в горячке «иди, куда хочешь», как раз и есть то, что «хотят услышать» ложно одинокие толстовцы. «Я всегда знала, что меня не любят»… и т.д. Родителям трудно понять: дети выросли, и, кроме того, что они должны любить и заботиться о своих родителях, у них еще куча обязанностей и проблем, которые надо решать. Впрочем, как я уже сказал, моя собеседница не относилась к этой категории. Произошло то, что произошло, и объяснить, почему родная дочь выгнала ее из квартиры, не представлялось возможным. Никак не понять мне аргументы дочери, с которой я позже встретился в надежде примирить близких людей, что мать мешает ей устраивать личную жизнь, замучила советами. Мешает – уйди из дома сама и устраивай свою жизнь, как хочешь. Почему должна уйти мать из своей квартиры? Я не стал задавать вопросов этому чудовищу, и для меня это не просто зверь, а больное бешенством, обезумевшее животное. Приютив женщину в одном из своих холостяцких уголков, я пытался что-то предпринять. Как юрист я понимал, что законного решения вопроса, связанного с возвращением в свою квартиру этой женщины, придется добиваться долго. Пока суд вынесет решение, пока судебные приставы, что называется, на плечах занесут в дом хозяйку, пройдет как минимум месяц. Да и не выход это из ситуации. Что помешает этой дочурке создать для матери особые условия совместного проживания, которые заставят ее вновь уйти на улицу. Все разрешилось куда проще. За месяц до этого события в редакцию пришла женщина, такая же одинокая при живых детях и долго плакала, рассказывая свою не менее горькую историю. После чего мы, журналисты, стали ее иногда навещать и поддерживать морально. В материальной помощи женщина не нуждалась. Напротив, предл
агала редакции наследовать ее квартиру в благодарность за наше внимание. Вместе с моей новой знакомой мы и приехали к ней в гости. За чашкой чая женщины поделились своим несчастьем и решили жить вместе. Прошло почти два года. Мы по-прежнему навещаем наших знакомых и не даем им скучать. Обе теперь активно занимаются продажей нашей газеты. Благодаря чему не сидят с утра до вечера дома, обзавелись массой общих знакомых. Слава Богу, история, начавшаяся на лавочке у дома Ленина-74 закончилась благополучно, и, думалось мне, что о проблеме одиночества, старости, заботы детей о родителях можно забыть, когда… Оформляя какую-то доверенность в приемной нотариуса, я с грустью увидел очередную жертву человеческого бездушия. Две шустрые женщины привели и «бросили» на стулья бабушку лет восьмидесяти, а сами вышли на улицу покурить. Оглядев пустую приемную и не увидев в ней никого, кроме меня, она долго не спускала с меня глаз. Что я в них увидел? Грусть и тоска престарелого человека, прожившего, как и многие из нас, непростую жизнь, в конце которой родные дети, до сих не проявлявших никакой заботы, слетелись как воронье и не заклевали тебя до смерти только потому, что им еще не отписали «домик в деревне». Разве представляла себе бабушка-мать, все лучшее отдавшая детям, что они спешно притащат ее (другого слова не нахожу) исполнить последнюю волю и бросят у дверей нотариуса один на один со своими мыслями. Хотелось мне подойти и сказать этим стервятникам: «Что же Вы …, не нашли несколько сотен пригласить нотариуса домой или не оставляли бы хоть мать один на один со своими мыслями о неизбежности?» Открылась дверь, на пороге появилась другая парочка: волоком они втянули в приемную еще более немощного старика. Слава Богу, долго эти мизансцены наблюдать не пришлось. А то бы я точно кого-то подучил. Документы мне подготовили, и я ушел из нотариальной конторы. Из конторы-то ушел, а от мыслей уйти никак не могу. Почему так происходит? Почему дети становятся такими жестокими? Может быть, не думают о том, что когда-то настанет и их час? А ведь настанет. И будут сидеть они в приемной нотариуса. Будет им одиноко и обидно. И даже если, как в нашем случае, какой-то посторонний человек перехватит их взгляд, увидит в нем то, что увидел я, посочувствует и напишет статью, станет ли им от этого лучше? Тема большая и серьезная. Пусть ее продолжат наши читатели, которым я искренне желаю не оказаться на месте этих стариков. Ну а если уж так сложится, не отчаивайтесь, приходите в редакцию – от печали и от голода мы Вам умереть точно не дадим! Максим Николаевич Калмыков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

  • По делу о гибели детей на Сямозере задержали главу управления Роспотребнадзора в Карелии
  • Бывшему брянскому губернатору продлили арест
  • Никакие они не борцы с корупцией
  • Улюкаев: экономика России достигла дна
  • Личный автопарк путинской элиты
  • Официальный запрос

Сотрудничество

Хотите стать журналистом?
Для этого необязательно заканчивать факультет журналистики... Подробнее>>

Опрос

Имеем ли мы право на месть? Тысячи матерей и отцов плачут ночами от бессилия от того , что не могут ничем помочь своим невинно осужденным детям, или, например, не могут добиться наказания их убийцам

Loading ... Loading ...

Фонд поддержки детей

Нашли ошибку?

Система Orphus