Видео Смотреть все


ЗА КРИТИКУ ВЛАСТИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ УБЕЖДЕНИЯ ПРИГОВАРИВАЮТСЯ…



КОРОТКАЯ БЕСЕДА С ОЛЬГОЙ ЛИ НАКАНУНЕ БОЛЬШОГО ИНТЕРВЬЮ



ОППОЗИЦИЯ И ГРАЖДАНСКИЕ АКТИВИСТЫ, ПОРА ОБЪЕДИНЯТЬСЯ!



ДЕБАТЫ. ОЛЬГА ЛИ, КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ



ВНИМАНИЮ ВСЕХ ЖИТЕЛЕЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ! ОБРАЩЕНИЕ КАНДИДАТА В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ОЛЬГИ ЛИ



ПОДКУП ИЗБИРАТЕЛЕЙ В КУРСКЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! НЕ ПРОДАВАЙТЕСЬ! ГОЛОСУЙТЕ СЕРДЦЕМ И ПО СОВЕСТИ!



ОЛЬГА ЛИ И ДМИТРИЙ НОВИКОВ: “ВМЕСТЕ МЫ ПОБЕДИМ!”



ДЕПУТАТ ОЛЬГА ЛИ – О СЛЕДСТВИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, В КОТОРЫХ ЕЕ ОБВИНЯЮТ. ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ!



ОЛЬГА ЛИ: УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ



"КУРСКАЯ ЗАНОЗА" - ОЛЬГА ЛИ



СЛУГИ ДЬЯВОЛА: КОГО В ГОСДУМУ ПРОТАСКИВАЕТ “ЕДИНАЯ РОССИЯ”



Информация о возбуждении уголовных дел



Крик о помощи



ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ ЖИТЕЛЯ Г. КУРСКА



ТЕЛЕМОСТ. ОЛЬГА ЛИ – ВЯЧЕСЛАВ МАЛЬЦЕВ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ.



О жизни и борьбе Ольги Ли, о двух уголовных делах после обращения к президенту



Будущее России в опасности Уголовное дело 2 против Ольги Ли



Уголовное дело Ольги Ли - медвежья услуга прокурора президенту



Театр абсурда в логове единороссов



Журналистов не пускают на заседание Думы



О России, коррупции, Украине, опозиции... Ольга Ли



Интервью Ольги Ли на канале СТБ



За бездействием Президента последует противодействие



Росприроднадзор. Попытка ознакомиться с материалами дела



Прокурора Курской области подозревают в сексуальном домогательстве



Межрегионгаз Курск - незаконный отказ в поставке газа



Внимание, мошенники!



Криминальная газификация. Обращение к премьер-министру Медведеву



Форум "За честные закупки" - развлечение для "Путинюгенда"



В курских больницах вообще нет лекарств, прокуратура бездействует



Журналист Березин о Думе, налоговой, бездельниках, казнокрадах



ШЕРОЧКА С МАШЕРОЧКОЙ. Кто управляет депутатами Курской областной Думы



Рекомендации по направлению жалоб и обращений

Все видеозаписи

Журнал “Sasha”

Узнай себя

Колония №3: проверено – мин нет

Дата публикации 30.11.2013

Визит депутатов областной думы Ольги Ли и районного собрания Николая Новикова в исправительную колонию общего режима в г. Льгове был инициирован одним из осужденных, направивших Ольге обращение и просьбу о личной встрече.

С начальником учреждения Юрием Ивановичем Бушиным, его заместителем по воспитательной работе, представителями федеральной службы безопасности, курирующими эту колонию, депутаты общались недолго. Юрий Иванович дал поручение привести двух осужденных, фамилии которых назвала Ольга Сергеевна, из промзоны в один из административных кабинетов. Пройдя все формальности, Ольга Сергеевна и ее помощник через двадцать минут уже сидели за столом с осужденным Д.

– Рассказывайте, не бойтесь. Как кормят, есть ли претензии по условиям содержания, нет ли насильственных действий со стороны контролеров, сотрудников администрации учреждения.
Помощник приготовился записывать жалобы и про себя подумал: «Мало взял бумаги, вдруг не хватит?» Забегая вперед скажем, что все претензии осужденного улеглись в несколько строк.

– В четырех отрядах – 3, 5, 9 и 11 нет телевизоров, канцелярия не ставит отметку об отправке корреспонденции, в связи с чем невозможно контролировать сроки отведенные для ответов.

– Понятно. Но может быть все-таки бьют? – Еще раз полушепотом поинтересовалась Ольга.

– Да нет.

– Вы не бойтесь, если не хотите говорить, напишите на бумаге, – помощник протянул осужденному лист и ручку.

– Да, собственно, писать нечего.

– Да, вот еще, маленький ассортимент товаров в магазине, и промка в плачевном состоянии. Зарплата маленькая у меня — 5200, у кого еще меньше.

– Хорошо, думаю, что эти вопросы мы решим, ну а все-таки осужденных бьют? – Еще раз спросила Ольга.

– Я этого не видел, – уверенно ответил собеседник.

– Мясо в рационе питания есть? – Поинтересовался ее помощник.

– Да, есть, но оно идет в кашах, картошке – измельченное .

– Ну понятно, что домашними котлетами никого здесь потчевать не будут. Но в принципе, если нет передач с воли, кушать то, что готовят можно?

– Да, конечно.

– А промзона работает?

– Да, но заказов мало.

– Вас заставляют работать?

– Нет, не заставляют, кто не хочет работать, сидят в расположении отряда.

– Да, вот еще, мало периодических изданий.

– Вы знаете, что можете сами выписывать газеты?

– Да, знаю.

– Хотите мы оформим вам несколько подписок на «Народный журналист».

– Было бы неплохо, – осужденный назвал две фамилии из 2 и 9 отряда.

– И все? Вы сообщите нам почтой еще хотя бы фамилий десять из других отрядов.

– Да, напишу.

– Дальше как думаете жить? Тем же промышлять? (В уголовном деле, с которым мы ознакомились накануне, перечисление статей с учетом эпизодов у нашего собеседника едва вместилось на три листа).

– Да нет. Все, хватит, вернусь домой на Украину.

– Вы хоть к нам заедьте в редакцию, чаю попьем, проконсультируете нас как специалист по угонам. Кстати, вы угоняли машины, в том числе и прокурорские.

– Ну да, было дело.

– Вот поэтому они и не отвечают на ваши обращения, – пошутил помощник.

– Вышлите нам свои запросы, мы попросим прокурора области проверить, с чем связано непредставление вам ответов.

– У него же вы машину не угоняли, – пошутила уже Ольга Сергеевна. – Нет, серьезно, проверим.

Не намного больше сообщил нам об условиях содержания и второй осужденный.

– Все нормально, я работаю, претензий нет.

– Точно нет?

– Точно.

Оставшись в кабинете одна с помощником, Ольга Сергеевна спросила его: «Может, боятся говорить?»

Может быть, но с другой стороны, они нас пригласили, не побоялись же.

Ольга вспомнила поездку в Курчатовскую колонию-поселение, где в тот период по случайному совпадению начальником был тоже Юрий Бушин. Тогда Юрий Иванович открыл буквально все двери для того, чтобы она могла убедиться, что обратившийся заключенный явно солгал, рассказывая о сделанном кем-то харакири.

– Хотите у меня в кабинете поговорите с ним, хотите у замполита. Вот еще комната, – предложил Бушин .

Ольга прошла по территории колонии, зашла в бараки, общалась с заключенными, и никто даже намеком не подтвердил факт членовредительства. Ничего о нем не сказал и инициировавший встречу заключенный. Уже нацелившимся тогда написать разгромную статью журналистам пришлось написать буквально хвалебный материал.
Объективизм – это принцип нашего издания. Нетрудно обвинить в замалчивании фактов о преступной деятельности представителей власти, не важно, кто это, чиновник администрации или сотрудник полиции, которых журналисты не просто не щадят, если есть за что, но и добиваются в отношении их возбуждения уголовных дел. Доставалось от нас и УФСИНу, как-то попытавшемуся препятствовать посещению Ольгой Сергеевной как редактором колонии. Дошли до Москвы, но на своем настояли. Теперь как депутату в соответствии с законом такое разрешение не требуется. Ей достаточно согласовывать время посещения исправительного учреждения.

После разговора с осужденными мы вернулись в кабинет начальника колонии.

– Ну что, Ольга Сергеевна, на что жалуются наши подопечные? – поинтересовался Юрий Иванович.

– Да ,честно сказать, серьезных жалоб мы не услышали, как ни хотели. Телевизоров нет в четырех отрядах.
– Они есть, только провод раскурочен опять же кем – самими осужденными, – возразил Юрий Иванович.

Не согласился он и с претензией на счет магазина, проверить ассортимент товаров в котором у нас не было времени, но если даже наш предыдущий собеседник был прав, то думаем, что вопрос этот в поле нашего визита будет взят руководством ИК под контроль.

Сообщили мы и о проблеме регистрации почтовой корреспонденции.

– А нам какой смысл ее не отправлять, – сказал Юрий Иванович, – была бы моя бы воля, я половину здесь сидящих отпустил.
Уже в Курске мы решили направить запрос в Роскомнадзор, чтобы проверили сроки доставки почтовых сообщений почтовиками, которые этим довольно часто грешат.
Выйдя за пределы административного здания, помощник резюмировал: «Проверено, мин нет!»

Да, действительно поводов приезда депутата областной Думы, загруженного работой даже в выходные, прямо скажем, мы не нашли. Ничего конкретного не сказал и автор письма, пригласивший Ольгу в колонию.

Зато узнали мы много интересного от Юрия Бушина, которому досталось, судя по всему, не самое лучшее во всех отношениях исправительное учреждение . Но об этом мы писать не будем.
На выезде с улицы, на которой находится ИК-3, мы увидели двух молодых людей, внешне напоминавших расконвоированных или недавно освободившихся. Водитель остановил машину. Действительно, наш сотрудник оказался прав, ребята освободились два года назад .Один из них, видимо, так привык к местному ландшафту, что поселился во Льгове. Второй – коренной житель Курска. Парни оказались разговорчивыми, и нам не хотелось упускать шанс.

– Да нет, по нарам я не соскучился. Просто дома никто не ждет, а здесь много знакомых. Вот привезли ребятам передачу. О колонии ничего не можем сказать ни плохого, ни хорошего. Тюрьма есть тюрьма. Понятно, что на воле лучше. Но там тоже живут люди.

– О беспорядках, бунте? Да, знаем то, что знают все. С воли замутили. Говорят, это из-за того, что не разрешили воров греть. Раньше ведь с зоны по 500 тысяч уходило.
Немного просвященная накануне поездки в ИК-3 Ольга Сергеевна удивилась. Как на волю? Разве не наоборот? Да ну, наоборот только мыло и чай. Это кто не знает, думают что зону греют.
Мы про себя подумали, а действительно, почему до сих пор никто не кинул на общак четыре телевизора. Если отталкиваться от воровской идеи, тюрьма – наш дом. Или в этой системе тоже сдвиг? Скорее всего да, если учесть факт, о котором мало кто знает. Как-то наши журналисты серьезно поднаехали на УФСИН и долбили его через номер. И вы знаете, кто пришел заступиться? Так называемые блатные. Не за осужденных, а за УФСИН. Конечно, мы прислушались к их мнению и просьбам, но дело свое довели до конца. Оказалось, что нас, журналистов, больше волнуют проблемы людей, находящихся в местах лишения свободы, чем их бывших сокамерников.

– Как кормят? – продолжили мы разговор с ребятами.

– Да как и везде. Мясо дробят, а там кто его знает, сколько кладут. С голоду никто еще не опух. Опять же, если было бы это воровское движение, о котором втирают малолеткам, наверное, всего бы было больше. В бараках чисто. За исключением тех, где живут азиаты. Те ни работать не хотят, ни убрать за собой.

– Бушина знаем, строгий, но если работаешь и не бузишь, то никаких проблем. Претензии к тем, кто режим ломает. Но он и своих, если что, греет еще хлеще, чем осужденных. Мужик справедливый. Молдаван такой же был на двойке.

– Кто-кто? – поинтересовалась Ольга.

– Начальник ИК-2. Семеныч. Фамилия Федорин . Молдаван – это его погоняло. Зэки его подставили и свои подожрали.

Ребята рассказали много чего еще интересного, но, к сожалению, непечатного.
В приемной депутата мы еще раз обсудили результат поездки и пришли к общему мнению, что нам надо по возможности чаще посещать такого рода учреждения, возможно, провести коллективную встречу с осужденными. Думаем, что УФСИН будет не против. Возможно, удастся выяснить проблемы, с которыми сталкиваются освободившиеся, и инициировать какие-то законодательные акты, направленные на оказание им поддержки.

Есть проблема, о которой мы хорошо осведомлены – это условно-досрочное освобождение.
По мнению журналистов, суды занимают какую-то странную позицию. Такое ощущение, что им доплачивают за каждого, кому они отказали в досрочном освобождении. Уж не сговор ли это двух систем? А почему бы и нет. От наполняемости колонии зависят не только звания, но и размер выделенных из бюджета средств. Да и вообще, учитывая заработную плату осужденных, –халявная рабочая сила. Но вопрос этот ставить надо, скорее всего, не перед нашим судом и УФСИНом, не выбивающимися из общей статистики, а перед главой государства, которому в ближайшее время Ольга Ли направит свои предложения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

  • Кудрин обвинил правительство в непонимании новой экономической реальности
  • Обояни нужна новая больница
  • Украдут, сколько захотят!
  • Его года – его богатство
  • Уважаемая редакция, здравствуйте!
  • В Курском районе судебный пристав обвиняется в получении взятки

Сотрудничество

Хотите стать журналистом?
Для этого необязательно заканчивать факультет журналистики... Подробнее>>

Опрос

Имеем ли мы право на месть? Тысячи матерей и отцов плачут ночами от бессилия от того , что не могут ничем помочь своим невинно осужденным детям, или, например, не могут добиться наказания их убийцам

Loading ... Loading ...

Фонд поддержки детей

Нашли ошибку?

Система Orphus