Видео Смотреть все


ЗА КРИТИКУ ВЛАСТИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ УБЕЖДЕНИЯ ПРИГОВАРИВАЮТСЯ…



КОРОТКАЯ БЕСЕДА С ОЛЬГОЙ ЛИ НАКАНУНЕ БОЛЬШОГО ИНТЕРВЬЮ



ОППОЗИЦИЯ И ГРАЖДАНСКИЕ АКТИВИСТЫ, ПОРА ОБЪЕДИНЯТЬСЯ!



ДЕБАТЫ. ОЛЬГА ЛИ, КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ



ВНИМАНИЮ ВСЕХ ЖИТЕЛЕЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ! ОБРАЩЕНИЕ КАНДИДАТА В ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ОЛЬГИ ЛИ



ПОДКУП ИЗБИРАТЕЛЕЙ В КУРСКЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! НЕ ПРОДАВАЙТЕСЬ! ГОЛОСУЙТЕ СЕРДЦЕМ И ПО СОВЕСТИ!



ОЛЬГА ЛИ И ДМИТРИЙ НОВИКОВ: “ВМЕСТЕ МЫ ПОБЕДИМ!”



ДЕПУТАТ ОЛЬГА ЛИ – О СЛЕДСТВИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, В КОТОРЫХ ЕЕ ОБВИНЯЮТ. ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ!



ОЛЬГА ЛИ: УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ВСЕХ ГРАЖДАН РОССИИ



"КУРСКАЯ ЗАНОЗА" - ОЛЬГА ЛИ



СЛУГИ ДЬЯВОЛА: КОГО В ГОСДУМУ ПРОТАСКИВАЕТ “ЕДИНАЯ РОССИЯ”



Информация о возбуждении уголовных дел



Крик о помощи



ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ ЖИТЕЛЯ Г. КУРСКА



ТЕЛЕМОСТ. ОЛЬГА ЛИ – ВЯЧЕСЛАВ МАЛЬЦЕВ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ.



О жизни и борьбе Ольги Ли, о двух уголовных делах после обращения к президенту



Будущее России в опасности Уголовное дело 2 против Ольги Ли



Уголовное дело Ольги Ли - медвежья услуга прокурора президенту



Театр абсурда в логове единороссов



Журналистов не пускают на заседание Думы



О России, коррупции, Украине, опозиции... Ольга Ли



Интервью Ольги Ли на канале СТБ



За бездействием Президента последует противодействие



Росприроднадзор. Попытка ознакомиться с материалами дела



Прокурора Курской области подозревают в сексуальном домогательстве



Межрегионгаз Курск - незаконный отказ в поставке газа



Внимание, мошенники!



Криминальная газификация. Обращение к премьер-министру Медведеву



Форум "За честные закупки" - развлечение для "Путинюгенда"



В курских больницах вообще нет лекарств, прокуратура бездействует



Журналист Березин о Думе, налоговой, бездельниках, казнокрадах



ШЕРОЧКА С МАШЕРОЧКОЙ. Кто управляет депутатами Курской областной Думы



Рекомендации по направлению жалоб и обращений

Все видеозаписи

Журнал “Sasha”

Узнай себя

Уголовные дела на заказ по доступным ценам

Дата публикации 30.10.2018

Под этим заголовком мы будем рассказывать об уголовных делах, по мнению редакции и наших читателей, сфабрикованных правоохранителями.

Прежде чем мы познакомим вас с письмом матери подозреваемого предпринимателя, ставшего очередной жертвой вымогателей в погонах, о чем более чем убедительно говорит то, как проходит расследование уголовного дела, предлагаем вам небольшой тест. И если хоть с одним из его пунктов вы не согласитесь, можете пропустить этот материал, до него вы еще не созрели.

Итак:

1. Правоохранители занимаются вымогательством, рейдерскими захватами, убийствами и грабежами, фабрикуют уголовные дела с целью завладения имуществом.

2. Подозреваемых и обвиняемых подвергают пыткам и истязаниям с целью получения нужных для правоохранителей показаний в отношении себя и иных лиц.

3. Подозреваемые во всех без исключения случаях добровольно дают признательные показания в совершении ими преступлений.

4. Обвинительные заключения и приговоры выносят исключительно по показаниям свидетелей.

5. Между следствием, прокуратурой и судами существует преступный сговор, позволяющий выносить приговоры, построенные на сфальсифицированных обвинительных заключениях.

В марте 2017 года региональные СМИ опубликовали информацию о задержании Дмитрия Волобуева, «криминального авторитета» – так окрестили его наши коллеги с подачи не «криминальных» правоохранителей. Все эти публикации в большей степени построены на слухах и домыслах, очень далеких от реальных событий. Пресс-службы силовых ведомств, как правило, не дают журналистам достоверную информацию об истинных причинах, послуживших уголовному преследованию кого-либо, а иногда даже препятствуют ее получению и сливают в СМИ только выгодные для них фрагменты дела, не позволяющие сделать вывод о невиновности человека.

Судите сами. Статья, размещенная в FB.ru начинается с того, что Дмитрий Волобуев был арестован на одном из известных мировых курортов и экстрадирован в Россию. Хорошо, что не написали «взяли» с чемоданом героина. В действительности Волобуева задержали в родном городе Курске утром 7 марта. Как принято у наших силовиков, с элементами чекистского садизма, в канун семейного праздника, на свадьбе, а лучше похоронах или поминках.

Об этом человеке, пишет автор этой же статьи, ходили легенды, его боялись и боятся до сих пор, даже когда он «за решеткой» Пожалуй, единственное, с чем здесь можно согласиться, так это с тем, что «ходили легенды». Заметим, что мы не выступаем в роли адвокатов, просто очень хочется пролить свет на эту мутную историю, попахивающую элементарным отжатием бизнеса, которую еще один интернет-ресурс http://monateka.com/article/259906/ начал описывать настолько издалека, что мы подумали, что это очерк про войну. Вот ее начало: «Город воинской славы, жители которого вместе с Красной армией мужественно сражались в Великую Отечественную войну. В 1943-44 гг. здесь шли ожесточённые бои, где погибли сотни тысяч человек с немецкой и русской стороны. Но с конца 80-х годов в городе начали происходить громкие убийства, похищения, реальная власть сосредоточилась в руках новоявленных авторитетов, среди которых был и Дмитрий Волобуев из Курска. Однако об этом персонаже больше шептались, чем говорили вслух. Следственным органам о его причастности к серии убийств в городе стало известно практически случайно. С 2001 года организованная преступная группировка под руководством Руслана Сибилева взяла под свой контроль несколько районов Курска. Банда не стеснялась вымогательств, разбоя и похищений, члены группировки собирали дань с предпринимателей под угрозой расправы». Ну как вам это нравится? Без малого двадцать лет, если верить нашим коллегам, банда вымогала, похищала, убивала, а полиция и прокуратура наблюдали и бездействовали? И вот удача, спустя двадцать лет им стали известны «случайно» имена членов такой опасной, большой, судя по перечисленным преступлениям, ОПГ. Повторимся, известно им стало случайно. Вам не кажется, что даже если часть перечисленных обвинений в адрес некой абстрактной преступной группы подтвердится естественно не лжепоказаниями и не имеющими доказательной силы оперданными 2001 года, первые, кто должен сесть за решетку, это руководители полиции и прокуратуры, которые прожирали наши деньги и бездействовали. Хотя нет, обманываем, что-то они все-таки делали: строили себе дома, вымогали у предпринимателей деньги, для чего фабриковали дела и т.д. Где же вы, господа Кулик, Сидоров, до сих пор были, у вас же в области столько лет орудовала банда убийц и вымогателей, о которой вы узнали случайно? А может и здесь вы были в доле и все события, связанные с семьей Волобуевых, ни что иное как рейдерский захват чужой собственности.

Наше издание уже не раз публиковало материалы с доказательствами организованного вымогательства со стороны руководителей УМВД, городской и областной прокуратур Курской области (самой коррупционной по признанию Генеральной прокуратуры). Да вот только вышестоящие ведомства упорно не хотят видеть очевидное. Может быть ситуация изменится с приходом в регион нового губернатора? Поживем, посмотрим.

В публикуемом письме матери Дмитрия и его брата Николая Волобуевых, находящихся под следствием, вы получите ответы на все вопросы. Наберитесь терпения. В письме много фактов, в тексте присутствуют юридические термины и ссылки на нормативные акты, даты, поскольку публикуемый материал рассчитан не только для рядового читателя, но и для тех, кто в силу своих должностных обязанностей обязан надзирать за соблюдением законов при расследовании уголовных дел. Надзирать и пресекать нарушения, а не активно участвовать в фабриковании материалов дела. Кроме того, без фактов или языком интернет-пользователей, пруфов, все это выглядело бы неубедительно. Думаем, что нашим читателям будет интересно узнать подробности о двух громких покушениях на самого Дмитрия Волобуева, которые почему-то так и не были расследованы, а в одном случае дело о покушении на убийство даже не возбуждалось.

Опережая события, сообщим, что продолжение этой истории на страницах нашего издания еще будет.

Тех, кто не посвящен в версию следствия этого «громкого» и, как нам кажется, липового дела, мы адресуем к множественным источникам в интернете, взахлеб описывающих «победу» справедливости над злом. Наша публикация построена исключительно на материалах дела и доводах, с которыми трудно не согласиться. Вы можете не вникнуть в последовательность событий, не разобраться кто, кому, кого, за что, но не увидеть массу нарушений, которые сводят на нет само следствие, не сможет даже не обладающий специальными познаниями в юриспруденции читатель.

Просим считать данную публикацию официальным обращением в прокуратуру Курской области и очень надеемся, что всем указанным в ней многочисленным фактам процессуальных нарушений, личной заинтересованности сотрудников полиции, следственного комитета и прокуратуры, злоупотреблении ими должностными полномочиями, наконец-то будет дана правовая оценка. Кроме того, мы просим вмешаться в ситуацию Федеральную службу безопасности и все-таки расследовать коррупционную деятельность руководителей УМВД по Курской области, организацию преступного сообщества с целью рейдерства, вымогательства, хищения денежных средств, покушения на убийство, в том числе в отношении учредителя газеты «Народный Журналист» Константина Березина (Сусолкина) и иных лиц, о чем ранее мы писали неоднократно. Хотя…

Семья Волобуевых

Уважаемая редакция!

Обращаюсь к вам с мольбой о помощи! Более полутора лет пытаюсь добиться справедливости в правоохранительных органах Курской области и России. Неоднократно обращалась с письмами, жалобами и заявлениями в Следственный комитет по Курской области, в ФСБ по Курской области, в Прокуратуру Курской области, в МВД по Курской области, была на личных приемах у руководителя СК Назина А.В. и его у заместителей, у заместителя прокурора области, а также обращалась в Следственный Комитет РФ, Генеральную прокурату РФ, в аппарат Президента РФ и ФСБ России. Но все безрезультатно – никто не хочет помочь мне и разобраться в беде моей семьи. Поэтому обращаюсь к вам как к «четвертой власти». Возможно вы сможете повлиять на беспредел, который творят правоохранительные органы Курской области, в частности сотрудники следственного комитета Курской области при молчаливом содействии Прокуратуры Курской области и судей Курской области. А также в этом беззаконии активное участие принимает заместитель начальника УМВД России по Курской области Сидоров В.И. Он является инициатором и создателем истории о преступном сообществе моих сыновей Волобуева Дмитрия и Волобуева Николая, которое на самом деле придумали Сидоров В.И. с Назиным А.В. и начальником 1 отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Курской области Зайцевым М.Н. (он же и руководитель следственной группы по уголовному делу). Сыновья арестованы, содержатся под стражей длительные сроки. Дмитрий более полутора лет, Николай – больше года.

Каждый из сыновей имеет семью, у Дмитрия четверо детей, у Николая трое. Дмитрий положительно характеризуется, был награжден нагрудным знаком ФСБ России. Николай ранее не судим и также положительно характеризуется.

Мой сын Николай никогда не привлекался к уголовной ответственности, является законопослушным гражданином, осуществлял законную предпринимательскую деятельность, уплачивал налоги в бюджетную систему РФ, давал рабочие места, вовремя выплачивал заработную плату работникам, на иждивении имеет троих малолетних детей.

С 9 августа 2017 года по настоящее время Николай находится под стражей в СИЗО-1 г.Курска, что не имеет никакой разумной цели, кроме как морально «задавить» его, а в отношении Дмитрия – инвалида второй группы, еще и причинить ему физические страдания.

Волобуев Николай обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210 УК РФ (преступное сообщество – ред.); ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество – ред.) п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ (неуплата налогов). В действиях Волобуева Н.В. нет ни состава преступления, ни события преступлений, перечисленных выше.

Изначально моему сыну Николаю были предъявлены обвинения по ч.4 ст. 159 УК РФ и ст. 163 УК РФ (вымогательство-ред).

На протяжении всего периода расследования дела из СУ СКР по Курской области (далее СУ СКР – ред.) исходила недостоверная и ложная информация, распространяемая затем в средствах массовой информации Курской области и за ее пределами. Также следствием были подобраны граждане, в том числе ранее судимые, которые, преследуя свои личные корыстные интересы, выступили в качестве потерпевших.

Неоднократно менялась следственная группа по уголовному делу, а руководителя группы Зайцева М.Н. Николай видел в СИЗО более чем за год всего примерно 10 раз. Как я понимаю следствие проводится “на расстоянии и виртуально” без желания и необходимости установления истины по делу и фактических обстоятельств произошедшего. Обвинение является надуманным, руководитель следственной группы Зайцев М.Н., я с полной уверенностью могу сказать, выполняет так называемый “заказ” конкурентов моего сына по бизнесу, для того, чтобы убрать его с рынка услуг по обслуживанию лифтов на территории Курской области и других регионов РФ. Волобуев Н.В., как конкурент по бизнесу в сфере лифтового обслуживания многоквартирных домов мешал непосредственным заказчикам уголовных дел – клану Гуляева И.Н. и Мяснянкина В.А., с которыми, необходимо отметить, Волобуев Н.В. работал на протяжении последних пяти лет, доверял им полностью как партнерам по бизнесу.

Заинтересованность Зайцева М.Н., заместителя начальника УМВД России по Курской области Сидорова В.И. и его подчиненных сотрудников явно и наглядно прослеживается по уголовному делу, поскольку так называемые заказчики уголовного дела в отношении моего сына не скрывают теплых отношений и дружбы с правоохранительными органами Курской области и лично дружбы с Зайцевым М.Н., начальником ОБЭП г. Курска.

Посредством возбуждения уголовных дел в отношении моего сына Волобуева Николая, органы предварительного следствия решили вопросы лиц, причастных к возбуждению уголовных дел, которым мешал мой сын как конкурент по бизнесу. Под прикрытием возбужденных уголовных дел фактически проходит рейдерский захват собственности и коммерческих активов, принадлежащих Волобуеву Николаю. Непосредственными заказчиками уголовных дел в отношении моего сына Волобуева Н.В. я считаю, являются Гуляев И.Н., его сын Гуляев Д.И., Мяснянкин В.А. и Кургузов В.Г., с которыми Николай работал на протяжении последних пяти лет. Так, Гуляев Д.Н. и Гуляев И.Н., пользуясь своими «дружескими» связями в правоохранительных органах, в частности хороший знакомый их семьи – руководитель первого отдела СУ СКР Зайцев М.Н. возглавляет следственную группу, которая расследует уголовное дело в отношении моего сына.

Вышеназванные лица обратились с заведомо ложными заявлениями в отношении Волобуева Н.В., которые с готовностью были превращены в уголовные дела заинтересованными сотрудникам СУ СКР Куркиным О.В., Зайцевым М.Н. А в действиях Мяснянкина В.А. и Кургузова В.Г., которые дают ложные показания, усматриваются признаки состава преступлений по ст.163 (вымогательство) и ст.159 (мошенничество) УК РФ, так как они путем оговора моего сына Волобуева Н.В. пытаются заполучить имущество, которое ими было передано на законных основаниях в 2015 году мне, Рыльской Г.И., за оказанные им услуги по предоставлению аренды земельного участка и складского помещения для хранения лифтового оборудования.

Также в возбуждении уголовных дел в отношении моего сына Волобуева Н.В. прослеживается и заинтересованность руководителя СУ СКР Курской области Назина А.В.

Несколько лет следователь Зайцев М.Н. имел дружеские отношения с моим старшим сыном Волобуевым Дмитрием и знал много фактов и обстоятельств, которые сейчас являются обстоятельствами дела, и которые он «перевернул» и «исказил». В связи с чем это произошло? Может этому послужила крупная сумма денег, полученная от семьи Гуляевых и «контроль» их бизнеса!? Кроме того, семья Гуляевых и их организации признаны еще и потерпевшими! Получается, у кого больше денег, кто заплатил следователю, тот и потерпевший?

Ранее и в настоящее время со стороны Гуляева И.Н. и его сына Гуляева Д.И., а также и Мяснянкина В.А. и их близкого окружения на родственников Волобуева Н.В. и меня оказывается психологическое давление, в мой адрес и членов семьи сына высказываются различные угрозы, неоднократно упоминается, что у них все под контролем в Следственном комитете, что мой сын Волобуев Н.В. будет сидеть в тюрьме очень долго. Следствие приняло затяжной характер, нарушаются все разумные сроки расследования уголовных дел, с участием обвиняемого Волобуева Н.В. на протяжении девяти месяцев не проводятся следственные действия, допросы, очные ставки. Не проводятся выемки значимых документов, свидетельствующих о невиновности Волобуева Н.В., не назначаются судебные экспертизы (бухгалтерская, техническая, почерковедческая), обстоятельства произошедшего следствие не желает выяснять и расследовать.

Как указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении Волобуева Н.В. по ст.159 УК РФ: в период времени с 12.03.2014 по 31.05.2017 в дневное время неустановленные лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой организации ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ», с целью придания реальности финансово-хозяйственных отношений с ООО «ГРАНД-СТРОИ» и ООО «ЛипецкЭнергоСтрой», отражали в бухгалтерском учете заведомо ложные сведения о якобы оказанных услугах ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ», на основании которых перечислили на расчетные счета ООО «ГРАНД-СТРОЙ» и ООО «ЛипецкЭнергоСтрой» денежные средства в размере 38 925 440 рублей, которые впоследствии обратили в свою пользу путем обналичивания через подконтрольные фирмы и распорядились ими по своему усмотрению, тем самым путем обмана совершили хищение, принадлежащих учредителю ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» Шеховцовой Л.Д. денежных средств в сумме 38 925 440 рублей, что является особо крупным размером.

Однако, как следует из буквального содержания заявления Шеховцовой Л.Д., на основании которого было возбуждено уголовное дело, она просила привлечь к уголовной ответственности бывшего директора ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» Старосельцева Е.В., который нанес материальный ущерб в сумме 4 472 770 руб., расторгнув договор на обслуживание лифтов с ООО «УК Курский завод им. А.Ф. Дериглазова».

В заявлении не упоминается ни слова о событиях, изложенных в постановлении следователя о возбуждении уголовного дела.

Как следует из фактических обстоятельств, Шеховцова Л.Д. является формальным учредителем «КОМПЛЕКС-ЛИФТ», которое было фактически создано ее родственником Гуляевым и который реально осуществляет руководство данной организацией. Шеховцова числится в ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» сотрудником отдела кадров.

Недовольство Шеховцовой, а в реальности Гуляева, вызвано тем обстоятельством, что Волобуев Н.В., работающий в «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» заместителем директора, осуществлял поиск заказчиков и обеспечивал заключение договоров на обслуживание лифтов, прекратил работать в интересах ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ», а сам Гуляев не обладает необходимыми способностями и знаниями для того, чтобы организовать самостоятельно без помощи Волобуева Н.В. маркетинговую деятельность и привлекать заказчиков.

Фактически само ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» не занималось обслуживанием лифтов, у него отсутствовали необходимые для этого средства и кадры, а только получало от заказчиков на свой расчетный счет денежные средства, которые затем перераспределяло в адрес своих субподрядчиков, в частности ООО «Спецлифтремонт» и работникам, которые выполняли капитальные работы по обслуживанию и ремонту лифтов, но не были проведены официально в организациях Гуляева И.Н. (фирма посредник – ред.)

Недовольство Гуляева вызвало и то, что после расторжения договора сотрудники ООО «Спецлифтремонт» были приглашены на работу в другую организацию, обслуживающую лифтовое оборудование, которую создал мой сын Волобуев Николай Васильевич в апреле 2017 года. Кроме того, мой сын заключил договора с организациями – управляющими компаниями г.Курска на обслуживание лифтового оборудования в жилых домах, что повлекло для Гуляева уменьшение поступления денежных средств в его организации.

Несмотря на то, что из заявления Шеховцовой (родственницы Гуляева И.Н.) было видно, что оно преследует характер мести за конкуренцию, следствие с радостью ухватилось за хоть какой-то повод и уже самостоятельно выдумало обстоятельства, на которых было возбуждено уголовное дело.

Денежные средства, которые вменяются моему сыну как похищенные им путем мошеннических действий у ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ», фактически шли на выплату Гуляевым И.Н. «черной» зарплаты своим сотрудникам и тем работникам, которые не были проведены у него по штату, в том числе и «черные» премиальные выплаты себе и другим руководителям подконтрольных ему организаций. Тем самым Гуляев И.Н. уклонялся от уплаты налогов и страховых взносов в период с 12.03.2014 г. по 31.05.2017 г.

В связи с чем сотрудникам СУ СКР по Курской области необходимо было бы цровести проверку финансово-хозяйственной деятельности вышеуказанных организаций Гуляева И.Н.

ООО “КОМПЛЕКС-ЛИФТ”, где мой сын Волобуев Н.В. работал в должности заместителя директора по общественным связям не могло без участия Гуляева И.Н. совершать обналичивание денежных средств, поскольку денежные средства, полученные, посредством обналичивания полностью расходовались на содержание работников ООО “Спецлифтремонт”, где директором данного общества был Гуляев И.Н. Между ООО “Спецлифтремонт” и ООО “КОМПЛЕКС-ЛИФТ” существовал субподрядный договор на техническое обслуживание лифтов в многоквартирных домах. Однако, Гуляев И.Н. до настоящего времени по уголовному делу — свидетель, а Волобуев Н.В. является обвиняемым по уголовному делу о мошенничестве.

При этом ни следствие, ни суд не приняли во внимание то обстоятельство, что Волобуев Николай Васильевич был принят на работу в ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» лишь 3 августа 2015 года, поэтому не мог совершать инкриминируемые ему деяния с 12 марта 2014г.

Кроме того, 10 августа тем же следователем СУ СКР Пешковым А.А. в отношении Волобуева Николая Васильевича было возбуждено еще одно уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Данное уголовное дело также возбуждено незаконно по заявлению лица Мяснянкина В.А., испытывающего неприязнь к Волобуеву Н.В. и желающему причинить ему максимально возможный вред.

Как следует из постановления о возбуждении уголовного дела от 10.08.2017 года, поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление Мяснянкина В. А. и материал проверки, представленный УЭБ и ПК УМВД России по Курской области.

В постановлении о возбуждении уголовного дела утверждается, что в период с апреля по июль 2015 года в дневное время неустановленные лица по адресу г. Курск, ул. Ендовищенская д. 9, достоверно зная, что у гражданина Кургузова В.Г., являющегося соучредителем и директором ООО «Курсклифтстрой» имеются договорные отношения с ООО «СТОУН» и ООО «ВЕКТОР» и указанные общества имеют задолженность перед ООО «Курсклифтстрой» на сумму 6 410 460 руб., под угрозой применения насилия, потребовали от Кургузова В. Г. передать им право требования по долговым обязательствам.

На момент возбуждения уголовного дела и заключения Волобуева Н.В. под стражу в деле отсутствовали заявление самого Кургузова, его объяснения или иные данные, свидетельствующие о том, что у него кто-либо вымогал какое-либо имущество.

Кроме того, в судебном заседании о продлении срока содержания под стражей Волобуева Н.В. от 02.02.2018 г. появился протокол допроса потерпевшего Кургузова В.Г., в котором нет ни слова о том, что мой сын в отношении него или его семьи осуществлял какие -либо незаконные действия, связанные с угрозами, применением насилия, требовал передачу имущества. Однако, это не принято во внимание ни судьей, ни прокурором, хотя показания Кургузова В.Г., по заявлению моего сына Волобуева Н.В., были оглашены в зале суда.

Также в публикации газеты «МК Черноземье» указывалось, что корреспонденту газеты Кургузов В.Г. сообщил, что Волобуев Н.В. у него ничего не вымогал, на него оказывали воздействие с угрозами привлечь самого к уголовной ответственности сотрудники правоохранительных органов, чтобы заставить оговорить Волобуева Н.В., в результате чего у него ухудшилось состояние здоровья.

В своих показаниях Мяснянкин В.А. также не указывает источник своей осведомленности, из которого ему стало известно о якобы совершенных в отношении Кургузова В. Г. преступных действиях.

Бездоказательность и необоснованность подозрения в совершении Волобуевым Н.В. преступления по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ подтверждается и соглашением о зачете взаимных требований от 31.07.2015 года, согласно которому стороны, а именно ООО «Стоун», ИП Чаркин Н.Н., ООО «Курсклифстрой» в лице директора Кургузова В. Г. и гражданка Рыльская Г.И. добровольно, а равно действуя во взаимных коммерческих интересах, произвели взаимный зачет, в результате «с момента вступления в силу настоящего соглашения обязательства сторон на вышеуказанную сумму прекращаются».

В дальнейшем никто из сторон указанное соглашение от 31.07.2015 года не обжаловал, что подтверждает отсутствие каких-либо возражений по факту заключения указанного соглашения.

Аналогично несостоятельной версию органа предварительного расследования в части обоснованности подозрения Волобуева Н.В. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ делает и соглашение о переводе долга и последующем проведении зачета от 27.05.2017 года.

Возбуждая уголовное дело и предъявляя Волобуеву Н. В. обвинения в вымогательстве, орган предварительного расследования перепутал категории гражданского законодательства РФ, которое предусматривает процедуру перемены лиц в обязательстве путем уступки права требования или перевода долга.

Как следует из указанного соглашения, «потерпевшая сторона», а именно ООО «Курсклифтстрой» получило право требовать у гражданки Кожейкиной И.С. задолженность в размере 2 531 460 рублей, то есть не утратило право требования, а наоборот приобрело его.

Указанное свидетельствует, что никакого вымогательства права требования со стороны Волобуева Н.В. быть не могло, так как вымогательство подразумевает незаконное безвозмездное требование передачи имущества или права на имущество, в указанном же мною случае произошла согласованная сторонами замена должника перед ООО «Курсклифтстрой» с ООО «Вектор» на гражданку Кожейкину И. С.

Соответственно, ООО «Курсклифтстрой» не утратило право получить с Кожейкиной И.С. указанную денежную сумму в порядке гражданского судопроизводства.

Практически около года потребовалось следствию “разобраться”, что мой сын Волобуев Н.В. не совершал никакого вымогательства, однако из одного эпизода ст. 163 ч. 3 УК РФ (вымогательство) следствие по надуманным основаниям на тех же показаниях Кургузова В.Г. предъявило моему сыну обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

После того как не оказалось ст. 163 УК РФ, появилась ст. 210 УК РФ (преступное сообщество) – надо же хотя бы за что-то продолжать удерживать Николая в СИЗО.

Возбуждение в отношении Волобуева Н.В. уголовного дела по ст. 210 УК РФ на основании всех незаконно возбужденных уголовных дел, о которых шла речь выше – это еще один факт, указывающий на незаконную и противоправную деятельность СУ СКР, направленную против моего сына и еще раз подтверждает заинтересованность руководителя СУ СКР Назина А.В. в возбуждении громких и рейтинговых для него уголовных дел по фактам, сфабрикованным его подчиненными. Ведь проще всего объединить в преступное сообщество людей, имеющих родственные связи! Николая включили в преступное сообщество, созданное Дмитрием Волобуевым (брат), только на основании сведений, предоставленных УБОП по Курской области от 2001 г., в которых указывается, что в окружении Волобуева Дмитрия Васильевича с 2001 года входит ряд лиц, в том числе и Волобуев Николай Васильевич. В своей справке сотрудники УБОП ошиблись с датой, Николай входит в окружение Дмитрия с 1981 года (со дня своего рождения). Братья жили в одном доме. А вот как раз с начала 2000-х годов братья общались редко, а на протяжении последних нескольких лет между ними совсем не было общения.

Кроме того, по версии следствия Николай создал преступную организацию, входящую в состав преступной организации Волобуева Дмитрия. Так вот, в так называемую преступную организацию Николая входят всего два человека – Крюков Г.А. и Харламов Д.В., которые совершали преступления в сфере экономики. Но к деятельности этих людей Николай вообще не имел никакого отношения.

Фактически это дело фабрикуется сотрудниками СУ СКР, свидетелей со стороны защиты долгое время не допрашивали, а сейчас перед вызовом на допрос и во время допроса их запугивают, угрожают привлечением к уголовной ответственности и приобщением их к ст. 210 УК РФ, уже возбужденной по данному уголовному делу. Допросы свидетелей длятся свыше шести часов, что уже само по себе является нарушением, таким образом оказывают психологическое давление на людей и превращают процедуру допроса в выбивание нужных им показаний. Жалобы на действия следователей не приносят никаких результатов.

Я дважды была на личном приеме у руководителя СУ СКР Назина А.В. и указывала на все вышеперечисленные нарушения, но никаких изменений после этого не последовало, кроме как увольнение следователей, которые якобы затягивали расследование, зато в итоге последовало назначение руководителем следственной группы Зайцева М.Н.

Должностные лица СУ СКР осуществляют уголовное преследование Волобуева Н.В. незаконными методами, грубо нарушая его конституционные права, необоснованно возбуждают в отношении него по надуманным поводам и основаниям уголовные дела для того, чтобы придать значимость своим действиям и чтобы имитировать наличие поводов и оснований для заключения его под стражу и продление сроков содержания под стражей.

Я обоснованно считаю, что уголовные дела в отношении Николая возбуждены без какого-либо законного повода и основания. Истинной причиной их возбуждения является оказание давления со стороны правоохранительных органов на моего сына, которое направленно на уничтожение его как личности, так и на выдавливание принадлежащих ему организаций, в частности ООО «Комплекслифт» с рынка оказываемых услуг.

Все предпринимаемые с моей стороны меры, в том числе связанные с вопросом по изменению меры пресечения с нахождения в следственном изоляторе на домашний арест или денежный залог в отношении Волобуева Н.В, до настоящего времени положительного результата не принесли.

При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении. Однако, судьи продляя моему сыну меру пресечения, делают вид, что не замечают грубые нарушения уголовно-процессуального кодекса РФ, допускаемые следователем. А сотрудники прокуратуры из одного судебного заседания в другое приходят с заученными фразами.

20 июля 2018 года предварительное следствие по уголовному делу было окончено, при этом мой сын Николай не был ознакомлен с рядом экспертных исследований, которые имеют существенное значение для осуществления защиты, что было отражено в протоколе, однако данное ходатайство следователем Зайцевым М.Н оставлено без надлежащего рассмотрения.

Перед ознакомлением с материалами уголовного дела Волобуев Н.В. и защита попросили предоставить их в полном объеме, а так же тома уголовного дела, по которым ему предъявлено обвинение, на что руководителем следственной группы Зайцевым М.Н. в категоричной форме было отказано предоставить все материалы уголовного дела и соответственно тома, касающиеся эпизодов обвинения моего сына Волобуева Н.В. Объяснил он это тем, что сам решает, с какими томами уголовного дела проводить ознакомление.

Волобуев Дмитрий Васильевич (брат Николая) обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210 (преступное сообщество), п. «а» ч. 3 ст. 163 вымогательство), ч. 2 ст. 167 (умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества), п. «ж» ч. 2 ст. 105 (убийство), п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 (вымогательство), ч. 4 ст. 159 (мошенничество), п. «а» ч. 2 ст. 199 (уклонение от уплаты налогов) УК РФ.

В целях создания видимости доказанности преступлений, совершенных Волобуевым Дмитрием, руководитель первого отдела СУ СКР Зайцев М.Н. добился от привлекаемого к уголовной ответственности Лифинского написания ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, имеющего целью смягчение последнему уголовной ответственности в обмен на оговор моих сыновей. Следователь Зайцев М.Н. обещал Лифинскому от 6 до 8 лет заключения, если он оговорит Волобуева Дмитрия. Вот Лифинский и пошел на сделку. Зайцев М.Н., как оказалось, на протяжении последних нескольких лет был лично знаком с Лифинским, который не только был внештатным личным водителем следователя Зайцева М.Н., но и неоднократно возил его семью в аэропорт, когда те улетали на отдых и встречал их с отдыха. Об этом факте знают многие. Мною об этом также сообщалось руководителю СК Назину А.В., но проведенная в отношении Зайцева поверка оказалась формальностью, даже меня и моего сына Дмитрия по этому факту не опросили. Как же Зайцев М.Н. мог доверить свою жену и детей «киллеру из банды Волобуева»! И еще один вопрос: как же этот киллер вообще попал в окружение Волобуева Дмитрия? Оказывается, после покушения на моего сына Дмитрия, которое было совершено в 2011 году перед летней площадкой ресторана «Шанталь», дело по покушению (№804 от 16.06.2011) вел все тот же следователь Зайцев М.Н. Во время следствия у Дмитрия, признанного потерпевшим по делу, и следователя Зайцева М.Н. возникли товарищеские отношения, мотивом которых было желание Волобуева Д.В. найти лиц, покушавшихся на его жизнь. У Волобуева возникли подозрения, что покушение на его убийство мог организовать Сибилев Руслан. О своих подозрениях он сообщил Зайцеву М.Н., который также пришел к выводу о том, что Сибилев причастен к покушению на жизнь Волобуева. Они стали планировать, каким образом изобличить Сибилева, поскольку полагали, что тот будет пытаться довести свой умысел до конца и «добить» Волобуева, так же как он поступил в случае с Афанасьевым, а именно за первым неудавшимся покушением организовал второе.

В связи с этим Зайцев М.Н. посоветовал Волобуеву пользоваться услугами охраны, в частности порекомендовал моему сыну взять к себе охранники Лифинского. Тем более, что это было не первое покушение на Дмитрия. Ранее в 2000 году взорвали автомобиль в котором находился Дмитрий, в результате чего ему был нанесен тяжелый вред здоровью и Дмитрий стал инвалидом 2 группы. Целью подрыва автомобиля было убийство моего сына Волобуева Дмитрия. Однако, по ст.30, ст.105 ч.2 п. «е» УК РФ уголовное дело не возбуждалось (так как, я предполагаю, за этим стояли сотрудники правоохранительных органов). Зато нашли за что привлечь моего сына! Не убили, так посадили! Это же происходит и в настоящее время. Хочу обратить внимание, что уголовные дела по покушению на убийства Волобуева Д.В. не расследуются. Ни уголовное дело №5665 от 25.12.2000 г., ни уголовное дело №804 от 16.06.20011 г.

В феврале 2013 г. стало известно об убийстве Делюкина и что Сибилев уехал за пределы России.

В этом же году Волобуев Д.В. встретился со следователем Зайецвым М.Н. Они обсуждали вопрос об избиении Сибилевым Гуляева Дмитрия, который был общим знакомым и следователя Зайцева М.Н. и Волобуева Дмитрия. В ходе разговора Зайцев М.Н. сообщил, что имеются основания подозревать, что убийство Делюкина и покушение на жизнь Волобуева организовал Сибилев и попросил Волобуева попытаться узнать, где находится Сибилев. Волобуев нашел на личной странице Сибилева в сети Интернет, что последний находится в одном из населенных пунктов в Таиланде и сообщил об этом Зайцеву.

Эти факты были озвучены 18 апреля 2018г. Волобуевым Дмитрием при его допросе, но уже в качестве обвиняемого по уголовному делу. Зайцев М.Н. не возражал против показаний Волобуева и в присутствии адвокатов Волобуева Д.В. признал обстоятельства, о которых сообщал допрашиваемый.

При производстве допроса от 3 мая 2018г. Волобуев вновь показал, что он убедился в том, что Делюкин не причастен к покушению на его жизнь. После обсуждения этого вопроса со следователем Зайцевым, они пришли к выводу, что к покушению на его жизнь мог быть причастен Сибилев, что подтверждается тем, что в ходе расследования уголовного дела следователь Зайцев в отношении Делюкина и Пальчика не выполнял никаких следственных действий, они не допрашивались, очные ставки не проводились, на опознание не предъявлялись.

Таким образом, Зайцев М.Н. является свидетелем по находящемуся в его производстве уголовному делу, поскольку знает о том, кого в действительности подозревал Волобуев Д.В.

В ходе проведения следственных действий, из содержания разговоров Волобуева Д.В. и Зайцева М.Н. в присутствии защитников, становится понятным, что фактически убийство Делюкина и совершение ряда других особо тяжких преступлений стало возможным ввиду попустительства должностных лиц правоохранительных органов Курской области, которые заведомо зная о сложившейся обстановке в криминальной среде Курской области, не пресекали, хотя и имели все возможности, предполагаемое трагическое развитие последствий упоминаемого в обвинении конфликта, имевшего место весной 2010 г. После этих событий были убиты двое из участвовавших в нападении на Сибилева и охранников – Украинцев, а затем после одного неудавшегося покушения, Афанасьев. После экстрадиции Сибилева из Таиланда в 2015 г. и его ареста расследование уголовного дела о покушении на самого Волобуева с мертвой точки не сдвинулось.

Волобуев Д.В. регулярно интересовался, когда же дело будет возобновлено, на что получал формальные ответы о том, что еще рано, надо закрепить другие эпизоды. В этот период Сибилев сознался в совершении убийств Украинцева, Афанасьева и Делюкина. Однако в 2016 г. в средствах массовой информации появились публикации писем и обращений Сибилева к Президенту РФ, в которых тот указывал на Волобуева Д.В., как на организатора убийств Украинцева, Афанасьева и Делюкина.

Защита направляла ходатайства о возобновлении предварительного следствия по уголовному делу №804, жалобы на бездействие по данному уголовному делу в СУ СКР и Главное управление процессуального контроля СК России.

В удовлетворении ходатайства о возобновлении предварительного следствия было отказано и только лишь обращение защитника в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ сподвигло следствие возобновить производство дело о покушении на Дмитрия.

Однако спустя месяц расследование вновь было приостановлено. При этом Волобуева Д.В. ни разу не допросили в рамках возобновленного производства по делу.

Также никаких следственных действий с Сибилевым не производилось.

Все это убеждает в том, что СУ СК России по Курской области, а точнее Зайцевым М.Н., занимающим должность руководителя отдела по расследованию преступлений против личности, не будет проводиться объективное, незаинтересованное расследование.

В связи с тем, что Зайцев М.Н. является свидетелем по делу, так как ему известны обстоятельства, имеющие значение по делу, он подлежит отводу от расследования уголовного дела. Но все это странным образом игнорируются руководителем СУ СК РФ по Курской области Назиным А.В. и СК России.

В материалах дела отсутствуют достоверные доказательства того, что Волобуев Д.В. поручил руководителю одного из звеньев преступного сообщества, отвечавшему за организацию и совершение преступлений, связанных с применением физического насилия и угроз применения такого насилия, уничтожением имущества, Кожейкину Е.Н. принять личное участие в данном преступлении, а также передать Пахомову М.В. и Лифинскому Д.Л. указание о необходимости участия в качестве непосредственных исполнителей в планируемом убийстве Делюкина С.С., поскольку даже «прирученные» следствием Лифинский и Пахомов не дают прямых показаний против Волобуева Д.В.

Как следует из обвинения: «Примерно в конце зимы 2012 года Пахомов М.В., имея в наличии незаконно приобретенные им пистолет «Марголина» калибра 5,6 мм и боеприпасы к нему – не менее 22 патронов кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм проследовал в д. 2-я Семеновка Щигровского района Курской области, где встретился с Лифинским Д.Л. и предложил последнему использовать данное оружие и боеприпасы в качестве орудий преступления при убийстве Делюкина С.С., с чем Лифинский Д.Л. Согласился…. Пахомов М.В. предоставил Лифинскому Д.Л. для временного хранения и ношения в целях использования при убийстве Делюкина С.С. пистолет «Марголина» калибра 5,6 мм и боеприпасы к нему – не менее 9 патронов калибра 5,6 мм».

Как следует из обвинения, непосредственно в убийстве Делюкина принимали участие Пахомов, Лифинский и Кожейкин, причем последний на протяжении всего следствия отрицал свою причастность к совершенному преступлению.

Также мой сын Волобуев Д.В. обвиняется в совершении преступления, предусмотренноого п. «ж» ст. 105 УК РФ – убийстве Ходыревского В.В.

Обвинение основывается на «признательных» показаниях Лифинского, который оговаривает моего сына для того, чтобы самому избежать заслуженной ответственности за совершение двух убийств. Мотивом убийства Ходыревского следствие безосновательно и голословно полагает неприязненные отношения между Волобуевым Д.В. и Ходыревским, сложившиеся в 2012 г.

Как следует из обвинения, неприязненные отношения сложились ввиду того, что «активный член уголовно-преступной среды Ходыревский В.В. участвовал в конфликте, произошедшем с Волобуевым Д.В. и Кожейкиным Е.Н. примерно в августе 2012 года в районе кафе «Замок» в присутствии иных представителей уголовно-преступной среды Курской области Орехова В.Е., Романова Н.Н., Соколова Я.В.»

Допрошенные по делу свидетели Орехов В.Е., Романов Н.Н., Соколов Я.В. не подтвердили это обстоятельство.

По версии следствия, в 2012 г. мой сын якобы поручил Кожейкину Е.Н., Лифинскому Д.Л. и Пахомову М.В. избить Ходыревского, для чего последние организовали наблюдение за ним. Наблюдение осуществлялось, по версии следствия, до 2014 г., однако никаких действий в отношении Ходыревского не было предпринято. В 2014 г. к наблюдению был привлечен Маслов А.Е., и в этом составе наблюдение продолжалось до января 2015 г. После того, как Маслов прекратил (с его слов) участие в осуществлении наблюдения, Кожейкин, по версии следствия, привлек Иванова Р.П., не входящего в состав преступного сообщества.

Как следует из обвинения, «Лифинский Д.Л., Кожейкин Е.Н., Пахомов М.В. и Иванов Р.П. в итоге отказались от реализации планируемого избиения Ходыревского В.В. на данном участке местности ввиду опасения, что потерпевший с учетом наличия навыков силового вида спорта – бокса может оказать Лифинскому Д.Л. и Иванову Р.П. активное сопротивление, а также их противоправные действия станут очевидны посторонним и могут быть ими пресечены. В связи с этим примерно в январе 2015 года при встрече с Кожейкиным Е.Н., Пахомовым М.В. и Ивановым Р.П. в точно не установленном месте на территории г. Курска Лифинский Д.Л. высказал предложение о целесообразности применения насилия в отношении Ходыревского В.В. посредством производства в него выстрелов из имевшегося у него (Лифинского Д.Л.) обреза двуствольного гладкоствольного охотничьего ружья неустановленной модели 16 калибра. Предполагая, что применение по отношению к Ходыревскому В.В. такого насилия может привести к наступлению его смерти, Пахомов М.В., не желая наступления таких общественно-опасных последствий, добровольно отказался от участия в данном преступлении».

Как видно из самого обвинения, если доверять изложенному в нем, умысел обвиняемых был якобы направлен на причинение Ходыревскому телесных повреждений, а впоследствии через 2-3 года после возникновения этого умысла, обвиняемые добровольно отказались от доведения преступления до конца. Из собранных по делу доказательств очевидно, что Лифинский являлся как организатором, так и исполнителем убийства Ходыревского. Являясь, по версии следствия, активным членом ОПС, возглавляемого якобы Волобуевым, Лифинский самостоятельно, не ставя никого из своих «соучастников» в известность, за свои средства приобрел охотничье ружье, патроны к нему, самостоятельно изготовил из приобретенного ружья обрез, после чего принял решение с использованием его в качестве орудия преступления, совершить убийство Ходыревского.

Допрошенный по делу Иванов, категорически отрицает утверждения Лифинского о том, что он 20.04.2015 принимал совместно с Лифинским участие в убийстве Ходыревского.

О наличии конфликта с Волобуевым Д.В. в 2012 г. следствию сообщали близкие родственники Ходыревского, которым это стало известно со слов самого Ходыревского. При этом из показаний потерпевших следует, что со слов Ходыревского он впоследствии помирился с Волобуевым.

Однако, их показания, как и показания Лифинского и Маслова, противоречат показаниям свидетеля Шайхутдиновой Ольги Павловны гражданской жены Ходыревского В.В. С ее слов, Ходыревский сообщал ей, что за ним следят сотрудники полиции. Однажды, когда они проживали на проспекте Победы, Ходыревский увидел в окно, что возле его автомобиля стоят двое мужчин. Ходыревский сказал ей, чтобы она посмотрела, поедут ли эти мужчины за ним. После того, как он отъехал от дома, эти мужчины также сели в автомобиль российского производства, похожий на ВАЗ-2109 серебристого цвета и поехали за ним.

Как видно из показаний свидетеля Щайхутдиновой, Ходыревский не сообщал ей о своем конфликте с Волобуевым, фактически он опасался наблюдения со стороны полиции.

Лифинский и Маслов не могли осуществлять слежку за Ходыревским по улице Крюкова г.Курска, о чем они говорят в своих показаниях, поскольку Ходыревский со своей сожительницей Шайхутдиновой проживал в других районах города Курска, а с 2014 года – в г. Москве.

Таким образом, становится видно, что лица, дающие так называемые «обличающие» Волобуева Д.В, показания, на самом деле лгут.

Кроме того Волобуев Д.В. обвиняется в том, что совместно с Харламовым Д.В. причинили Гладких Р.Е. и Гладких Т.Н. моральный вред, а также имущественный вред согласно заключению (отчету) специалиста №30/06/2017-105 в размере не менее 72720 рублей, совершили преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ – вымогательство, то есть требование передачи права на имущество под угрозой применения насилия, совершенное организованной группой.

Как следует из обвинения, «примерно в октябре 2011 года Волобуев Д.В., руководствуясь корыстным мотивом и желанием материальной выгоды, с целью стабильного получения прибыли за счет организаций, осуществляющих свою финансово-трудовую деятельность на территории г. Курска в области управления, ремонта и содержания многоквартирных домов, офисных зданий и сооружений, муниципального жилищного фонда (общежитий) и использования ее в дальнейшем для личного обогащения, а также обеспечения стабильного функционирования создаваемого им преступного сообщества, решил взять под контроль своей преступной организации одну из данных коммерческих структур (ООО «КОМ ЦЕНТР»), обеспечив свое участие в руководстве им. С этой целью примерно в тот же период Волобуев Д.В. поручил участнику преступного сообщества Харламову Д.В. принять совместно с ним непосредственное участие в вымогательстве у Гладких Р.Е. и Гладких Т.Н. фактически принадлежавшей им доли в уставном капитале ООО «КОМ ЦЕНТР» (ИНН 4632125273) с целью исключения их из управления и ведения финансово-хозяйственной деятельности данного общества и приобретения единоличного руководства с целью последующего обращения прибыли от его деятельности в свою пользу. Для этого Волобуев Д.В. поручил Харламову Д.В. высказать в адрес Гладких Р.Е. требования передачи права на имущество в виде доли в уставном капитале ООО «КОМ ЦЕНТР» под угрозой применения насилия. Реализуя задуманное, примерно в тот же период (октябрь 2011 года) Харламов Д.В. предложил Гладких Р.Е. проследовать совместно с ним для разговора на тему переоформления доли ООО «КОМ ЦЕНТР» фактически принадлежавшей ему (Гладких Р.Е.) и его супруге Гладких Т.Н., на территорию автомобильной мойки, расположенной по адресу: г. Курск, ул. Литовская, с чем Гладких Р.Е. согласился. По прибытии на указанную территорию Гладких Р.Е. по предложению Харламова Д.В. проследовал вслед за ним в помещение комнаты отдыха автомобильной мойки, где в это время находился Волобуев Д.В».

Заявление от Гладких Р.Е., на основании которого строится это обвинение, появилось после «решения вопроса» по уголовному делу в отношении самого Гладких, которого обвиняли в покушении на убийство. За данное преступление Гладких понес наказание в виде штрафа в 30 тыс. рублей. За помощь в назначении столь мягкого наказания Гладких по просьбе Сидорова В.И. и следователя Зайцева М.Н. написал заявление на Волобуева Д.В. и Харламова Д.В. По некоторой информации, между Сидоровым В.И. и Гладких Р.Е. существуют давние устоявшиеся финансовые отношения.

Из показаний самого Гладких по делу следует, что «…учредителями ООО «Альфа и Омега» были формально зарегистрированы его мать Гладких Л.И. и отец его жены Маслов Н.А. Директором ООО являлся Коновалов А.А. 01.09.2010 было учреждено общество с ограниченной ответственностью «КОМ ЦЕНТР». Учредителями общества выступили юридическое лицо «Альфа и Омега» и физическое лицо Феоктистова И.А. Размер долей учредителей составлял по 50%. Однако фактически учредителями являлись супруги Гладких и Харламов. По договоренности с Харламовым он и его жена должны были получать от деятельности ООО ежемесячно 100 000 рублей. До весны 2011 г. Харламов посредством перевода денежных средств на расчетный счет ООО «ГТР» с расчетных счетов ООО «Спецстрой» и ООО «Жилищное хозяйство» ежемесячно перечислял Гладких прибыль от деятельности «КОМ ЦЕНТР». Затем Харламов стал настойчиво предлагать переоформить доли на него. Он отказался. Через какое-то время Харламов вновь предложил ему переоформить доли ООО «Альфа и Омега», при этом он обещал, что Гладких по прежнему будет получать часть прибыли от деятельности ООО «КОМ ЦЕНТР». Также Харламов предложил встретиться с человеком, который будет гарантом получения Гладких в дальнейшем части прибыли. Они поехали в район АЗС на ул. Литовской, где в комнате отдыха автомойки он встретился с Волобуевым Д.В. Волобуев разговаривал с Гладких в приятельской форме без какого-либо давления, контекста или намеков. Харламов сказал, что Волобуев Д.В. выступит гарантом того, что он будет по прежнему получать деньги от ООО «КОМ ЦЕНТР». Волобуев ничего по поводу передачи доли не говорил, а только сидел и улыбался».

По этому эпизоду следствие не приняло во внимание установленные обстоятельства, незаконно признало супругов Гладких потерпевшими и сформулировало необоснованное и незаконное обвинение.

В показаниях так называемых потерпевших Гладких Р.Е. и Гладких Т.Н. содержатся сведения о совершении ими ряда преступлений, а именно о совершении супругами Гладких хищения денежных средств ООО «КОМ ЦЕНТР».

При расследовании данного эпизода следствие приняло за основу противоречивые показания супругов Гладких, не выяснило важные обстоятельства, которые опровергли бы их показания.

Из материалов дела следует, что учредителями (участниками) общества выступили юридическое лицо ООО «Альфа и Омега» и физическое лицо Феоктистова И.А.

Доказательств того, что под видом ООО «Альфа и Омега» учредителями Общества выступили супруги Гладких не имеется. Следовательно, если даже и предположить, что отчуждение долей ООО «Альфа и Омега» произошло ввиду предъявления требований, имеющих характер вымогательства, то потерпевшим могло быть в этом случае само Общество, а не супруги Гладких.

Отчуждение долей, принадлежащих ООО «Альфа и Омега» в соответствии с законом “Об обществах с ограниченной ответственностью” могло быть совершено только лишь единоличным исполнительный органом ООО «Альфа и Омега» – директором, а не его участниками.

Обвинение строится на предположении Гладких Р.Е. о том, что согласно его умозаключениям, Волобуев Д.В. каким-то образом был связан с Харламовым Д.В.

К показаниями супругов Гладких следует отнестись критически, поскольку, если предположить, что они являются достоверными, то решение о создании Общества является ничтожным, не порождающим юридических прав и обязанностей.

Нарушения (если они имели место) при создании Общества не могут быть узаконены следственными органами.

С учетом указанных норм закона об ООО становится видно, что супруги Гладких никоим образом не имели отношения к созданию ООО «КОМ ЦЕНТР» и не имели никаких законных и охраняемых законом интересов в деятельности Общества.

Супруги Гладких в ходе допроса не смогли пояснить, какие документы на переход права собственности на долю были составлены, что свидетельствует о том, что они никакого отношения к ООО «Альфа и Омега» не имели.

В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” общество вправе ежеквартально, раз в полгода или раз в год принимать решение о распределении своей чистой прибыли между участниками общества. Решение об определении части прибыли общества, распределяемой между участниками общества, принимается общим собранием участников общества.

Как видно из показаний супругов Гладких ежемесячно в период свыше года они получали незаконные платежи из оборотных средств ООО «КОМ ЦЕНТР».

Правила, установленные ст.28 и ст.33 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” не соблюдались.

Следовательно, супругами Гладких за указанный период было незаконно получено свыше 1 миллиона рублей, изъятых из оборота Общества.

Но, кроме этого, после возбуждения данного уголовного дела ООО «Комцентр», возглавляемое Харламовым Д.В., по «предложению», поступившему последнему от правоохранительных органов, перешло под контроль Сидорова В.И. и его близкого окружения.

Волобуев Д.В. также обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, по которому потерпевшим признан Щелкунов Виталий Иванович, хотя собранными по делу доказательствами неопровержимо установлено, что по данному эпизоду потерпевшими являются мой сын Дмитрий Волобуев и его партнер по бизнесу Иотько Андрей Игоревич, а принадлежащее им имущество было похищено у нас именно Щелкуновым В.И.

Кроме того, по делу установлено, что принадлежащее единственному участнику ООО «АВТО-СТАР» Красникову А.Г. Общество и все имущество было похищено у него.

Вместо того, чтобы объективно расследовать все обстоятельства совершенных Щелкуновым преступлений, следствие привлекло к уголовно ответственности заведомо невиновных лиц.

Сам Щелкунов В.И. ранее судим. Во время расследования настоящего уголовного дела было установлено, что Щелкунов занижал стоимость реализованных гражданам гаражей и тем самым совершил преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ.

Кроме того, Щелкунов В.И. привлекается к уголовной ответственности следственными органами СК РФ по Московской области за хищение бюджетных средств в особо крупном размере.

Руководитель первого отдела Зайцев М.Н. «назначил» соучастниками моего сына Зайцева Николая Михайловича и его сына Зайцева Владимира Николаевича.

Кто такой Зайцев Н.М.? Зайцев Н.М. является бывшим сотрудником милиции, который на момент окончания службы занимал должность начальника УМВД России по городу Курску, а после выхода на пенсию был заместителем главы города Курска.

Точно так же как Волобуев Д.В. и Иотько, Зайцев В.Н. и Зайцев Н.М. являются потерпевшим от действий Щелкунова В.И., у которых Щелкунов также похитил денежные средства при непосредственном участии зятя Сидорова В.И., который имеет дружеские и партнерские отношения с Щелкуновым, и, конечно, с участием самого Виктора Ивановича Сидорова (о Проскурине, зяте Сидорова, читайте в письме сотрудников курской полиции в следующем номере — ред.)

Данная статья в деле не что иное, как месть Зайцеву Н.М. со стороны его бывшего коллеги Сидорова В.И. После возвращения в ряды МВД РФ Сидоров искал возможность и поводы отомстить Зайцеву Н.М. за «давние» обиды. А в деле с гаражами упоминалась и фамилия моего сына Волобуева Д.В. Сидоров В.И. совместно со следователем СК Зайцевым М.Н. исказили все факты и повернули дело в «нужное им русло», сделав Зайцева Н.М., его сына Зайцева В.Н. и моего сына Волобуева Д.В. вымогателями.

В материалах дела имеются протоколы допроса владельца ООО «АВТО-СТАР» Красникова А.Г. от 24 апреля 2017, который проводил Зайцев М.Н. без участия адвоката.

Ранее Зайцев Н.М. привлекал Красникова А.Г. к уголовной ответственности за убийство. Красников был осужден Орловским областным судом, однако, затем Верховным судом РФ приговор был отменен.

Второй раз Красников А.Г. был допрошен заместителем Зайцева М.Н. Гончаровым Д.В. 8 декабря 2017г. и в присутствии адвоката сообщил, что в 2012 г. покупателем на земельный участок под строительство гаражей рассматривался Иотько А.И., который в присутствии Щелкунова передал ему задаток 100 000 рублей. Они договорились, что он (Красников) подготовит всю документацию и разрешение на строительство, а затем они в нотариальной форме переоформят ООО «АВТО-СТАР», он выйдет из учредителей. Стоимость переоформления фирмы была ими оговорена в размере 15 млн. руб.

Зайцев В.Н. (подследственный) частично финансировал строительство в количестве 20 гаражей. От Зайцева Н.М. (подследственный) он получал заем. По поводу своих показаний от 24 апреля 2017г. Красников показал, что допрашивавший его Зайцев М.Н. (следователь) сказал ему, что если он будет говорить правду о Зайцеве Николае Михайловиче, то он повесит на него два трупа девочек, т.к. он в это время сам находится под следствием. Зайцев М.Н. и следователь Табакарь в ответ на заявление Красникова о том, что у него похитила ООО «АВТО-СТАР» Губанова, говорили ему, что примут заявление в обмен на явку с повинной. Губановой он не выдавал доверенность на право продажи ООО «АВТО- СТАР», поскольку в это время находился в СИЗО -1 без паспорта. О привлечении Губановой к уголовной ответственности он писал заявление в следственный комитет г. Курска. Во время допроса, проводимого Зайевым М.Н., он заявлял, что у него есть адвокат, но тот ответил «он тебе даром не нужен, ему не нужно знать наши с тобой личные отношения». Показания он давал под принуждением, Зайцев М.Н. на него оказывал давление, а именно Зайцев М.Н. сказал Красникову, что «я по тебе один раз уже сфальсифицировал уголовное дело по убийству, дашь честные показания по Зайцевым, я на тебя повешу два трупа девочек».

Как видно, Щелкунов стал единственным участником и директором ООО «АВТО-СТАР» незаконно, он завладел похищенным имуществом, поэтому он не является законным владельцем данного Общества.

Защитниками было представлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля Иотько и других лиц, располагающих объективными и достоверными сведениями о совершении сделки с Красниковым, которое было удовлетворено, но не исполнено. Указанные лица так и не были допрошены следователями.

Фактически, Щелкунов был избран на роль номинального владельца ООО «АВТО-СТАР» ввиду объективных причин, действовал, исполняя данные ему указания.

Обвинение по этому эпизоду содержит неустранимые противоречия и несоответствия с полученными в ходе расследования дела доказательствамами.

Так, в окончательном варианте следователь указывает, что «в период с

09.10.2012 по 24.06.2013 Зайцев В.Н.,…. предложил Губановой Т.В безвозмездно

передать ему (Зайцеву В.Н.) долю в уставном капитале данного общества в размере 100 процентов …, в качестве благодарности пообещав с использованием служебного положения своего отца Зайцева Н.М., занимавшего на тот период должность начальника УМВД России по г. Курску, оказать ей содействие в трудоустройстве на должность следователя органов внутренних дел. На поступившее предложение Губанова Т.В. ответила отказом. Примерно в тот же период Зайцев Н.М., занимавший должность начальника УМВД России по г. Курску, а с декабря 2015 года должность заместителя Главы Администрации г. Курска, а также его сын Зайцев В.Н., достоверно зная о намерении Губановой Т.В. продать Щелкунову В.И. долю в уставном капитале ООО «АВТО-СТАР» в размере 100% …., решили совместно совершить вымогательство права на имущество ООО «АВТО-СТАР» в виде 20 гаражных боксов в целях получения имущества в особо крупном размере, для чего под угрозой применения насилия в отношении Щелкунова В.И. потребовать от него по завершении строительства названного объекта безвозмездно передать Зайцеву В.Н. право собственности на указанное имущество».

Как видно из этого пассажа, умысел на вымогательство возник у отца и сына Зайцевых.

Далее следствие указывает, что «Зайцев Н.М. и его сын Зайцев В.Н. решили привлечь Волобуева Д.В. и участников возглавляемого им преступного сообщества к исполнению планируемого преступления. С этой целью Зайцев Н.М. и Зайцев В.Н. в период времени примерно с 03.06.2013 по 24.06.2013 обратились к Волобуеву Д.В. с предложением совместно совершить вымогательство права на имущество ООО «АВТО-СТАР» в виде 20 гаражных боксов с целью получения имущества в особо крупном размере, для чего под угрозой применения насилия в отношении Щелкунова В.И. потребовать от него по завершении строительства объекта «Гаражные боксы» …. безвозмездно передать Зайцеву В.Н. право собственности на указанное имущество, а Волобуев ответил согласием и на добровольной основе вовлек в созданное им преступное сообщество (преступную организацию) Зайцева Н.М., занимавшего на период июня 2013 года должность начальника УМВД России по г. Курску, а с декабря 2015 года должность заместителя Главы Администрации г. Курска, а также его сына Зайцева В.Н., которые согласились принять участие в данном преступном сообществе».

Так кто кого вовлек в совершение преступления?

Далее в обвинении расписывается как Волобуев Д.В. в период с июня 2013 года якобы вымогал для Зайцевых гаражи у Щелкунова. По версии обвинения, Волобуев вымогал 20 гаражей в тот период, когда доли в ООО «АВТО-СТАР» еще не были переоформлены на Щелкунова и вообще не было известно, состоится ли сделка с Красниковым или нет, будет ли начато строительство гаражей ими нет.

По версии обвинения, вымогательство совершалось с 2013г. по с по декабрь 2016 года.

Все показания Щелкунова, данные по этому делу, являются ложными и полностью опровергаются как показаниями самого Щелкунова, так и лиц, на которых он ссылается в своих показаниях.

Так, в своих показаниях Щелкунов ссылается на Богомазова Владимира Ивановича как на свидетеля, присутствовавшего при разговоре с Зайцевым Н.М. в администрации г. Курска, в ходе которого Зайцев Н.М. угрожал ему и вымогал гаражи.

А вот как излагает в протоколе допроса от 13 июня 2017г. эти же события свидетель Богомазов В.И.: « … в марте-апреле 2016г. Щелкунов попросил его организовать встречу с Зайцевым Н.М., предметом которой являлся его незакрытый с Зайцевым Н.М. вопрос. Он тут же позвонил Зайцеву и попросил встретиться с ним и человеком, имя которого он Зайцеву не назвал. В тот же день он и Щелкунов приехали в администрацию г. Курска и зашли в кабинет Зайцева. Зайцев спросил, по какому вопросу они пришли. Щелкунов стал говорить, что у него с Зайцевым Н.М. возникло недопонимание, связанное с гаражами. Зайцев Н.М. ответил, что он передал 2 млн. руб. Волобуеву. Щелкунов сказал, что никаких денег от Волобуева не получал и попросил организовать встречу с Волобуевым для решения вопроса. Зайцев пояснил, что Волобуев находится на отдыхе и как он прилетит, он организует встречу и они разберутся с ситуацией, поставят все точки на «и». После этого они вышли из кабинета. Как он понял со слов Щелкунова, на него со стороны Волобуева писались заявления и жалобы. Также, со слов Щелкунова, люди Волобуева угрожали ему автоматом».

Как видно из этого, Щелкунов умышленно создавал вокруг ситуации выгодную ему атмосферу, искажая реальные факты. В своих показаниях следователю Щелкунов не сообщал об угрозах с применением в качестве устрашения автомата, т.е. огнестрельного оружия.

В то же время Волобуев Д.В. совместно с Иотько действительно подавали многочисленные жалобы и заявления о привлечении Щелкунова к уголовной ответственности за мошенничества, которые остались без законного разрешения.

В представленной Щелкуновым в материалы дела аудиозаписи разговора с Волобуевым Д.В. нет ни одного слова, которое можно было бы истолковать как угрозу в отношении него.

Зато моего сына Дмитрия в СИЗО посетил лично первый заместитель УВД Курской области Сидоров В.И., который как раз высказывал угрозы в адрес Дмитрия и Николая. О чем Дмитрий рассказывает следствию в своих показаниях в присутствии защитников (копии листов протокола допроса обвиняемого Волобуева Д.В. прилагаю).

Кроме того, все аресты на имущество Волобуева Дмитрия и Волобуева Николая по уголовному делу наложены за подписью Сидорова В.И., а не следователей СУ СКР. По ст. 159 УК РФ, которую вменяют моим сыновьям насчитана сумма в размере 96911256 рублей, которая якобы мошенническим путем была получена Волобуевыми Дмитрием и Николаем. На самом деле эта сумма складывается из поступления денежных средств по расчетному счету ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» за период с начала 2013 года по апрель 2017 года без учета расходов по организации, которая все это время вела деятельность по обслуживанию 880 лифтов. В связи с чем следствием не было учтено, что велась работа по обслуживанию этих лифтов, выплачивалась ежемесячно неофициальная заработная плата и премии, приобретались запчасти для замены и ремонта лифтов и т.д. То есть данная сумма была установлена для того, чтобы увеличить сумму арестованного имущества моих сыновей. Сидоров В.И. лично заинтересован в аресте, а может и самом имуществе. Интересно, кому это имущество будет принадлежать впоследствии, возможно родственникам Сидорова?!

Также мой сын Волобуев Дмитрий необоснованно обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ – умышленного уничтожения, якобы совместно с Пахомовым, автомобиля Умеренкова В.В. марки «BMW Х5» с государственным регистрационным знаком «Н 442 РО 46 рус», согласно заключению эксперта № 15/17 от 28.12.2017 стоимостью, с учетом НДС, 1172000 рублей, причинившее потерпевшему значительный материальный ущерб, а также моральный вред.

Обвинение основывается исключительно на так называемых «признательных» показаниях Пахомова, который с целью уменьшить размер наказания за совершенные им преступления, оговаривает моего сына Дмитрия.

Как следует из обвинения, 23.06.2014 Умеренков В.В. через своего представителя по доверенности Черных Ю.А. подал в Комитет по управлению имуществом Курской области заявку на участие в аукционе по продаже права на заключение договора аренды земельного участка площадью 6800 кв. м. с кадастровым номером 46:29:101107:47 из категории земель населенных пунктов, располагавшегося по адресу: г. Курск, ул. 2-я Новоселовка, для строительства объектов складского и производственного назначения. ИП Рыльская Г.И., также желая приобрести право на заключение договора аренды названного земельного участка, 24.06.2014 обратилась в адрес Комитета по управлению имуществом Курской области с аналогичной заявкой.

24.06.2014 в Комитет по управлению имуществом Курской области с аналогичной заявкой на участие в аукционе обратилось ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» в лице его директора Старосельцева Е.В.

В обвинении указывается, что Волобуев Д.В. для того, чтобы обеспечить победу в аукционе своей матери Рыльской Г.И. поручил Фандееву И.В. встретиться с Умеренковым В.В. и убедить его снять свою кандидатуру с участия в предстоящем аукционе. На предложение, переданное через Фандеева, Умеренков В.В. ответил отказом и подтвердил свое намерение участвовать в названных торгах. Об отказе Умеренкова В.В. выполнить его просьбу и снять свою кандидатуру с предстоящих торгов Фандеев И.В. примерно в тот же период сообщил Волобуеву Д.В. 02.07.2014 Комитетом по управлению имуществом Курской области организовано проведение аукциона, в процессе которого последнее окончательное предложение размера годовой арендной платы за использование земельного участка площадью 6800 кв. м. с кадастровым номером 46:29:101107:47 из категории земель населенных пунктов, располагавшегося по адресу: г. Курск, ул. 2-я Новоселовка, сделано Рыльской Г.И. Решением аукционной комиссии аукцион признан состоявшимся и победителем признана Рыльская Г.И. На основании протокола о результатах аукциона по продаже права на заключение договора аренды земельного участка № 14 от 02.07.2014 между «Арендодателем» в лице Комитета по управлению имуществом Курской области и «Арендатором» в лице Рыльской Г.И. заключен договор аренды земельного участка №4910-14ф от 07.07.2014 площадью 6800 кв. м. с кадастровым номером 46:29:101107:47 из категории земель населенных пунктов, располагавшегося на территории г. Курска по адресу: г. Курск, ул. 2-я Новоселовка и находящегося в государственной собственности.

В обвинении необоснованно и бездоказательно утверждается, что после победы ИП Рыльской в аукционе, Волобуев Д.В. стал испытывать личную неприязнь к Умеренкову В.В. за его отказ добровольно выйти из числа претендентов на участие в аукционе и поэтому решил примерно в середине лета 2016 года организовать поджог принадлежавшего ему автомобиля марки «BMW Х5».

Кроме показаний Пахомова никаких иных доказательств причастности Волобуева Д.В. к поджогу автомобиля в деле не имеется.

Зато в деле имеется аудиозапись телефонного разговора Пахомова с неустановленным собеседником.

Несмотря на то, что установить собеседника Пахомова не составляло никакого труда, в материалах дела отсутствуют данные этого лица.

Как следует из разговора, этим лицом являлся Умеренков, а разговор шел о денежных обязательствах Умеренкова перед Пахомовым.

Следовательно, Пахомов вероятно и совершил поджог автомобиля Умеренкова по личным мотивам, а не по якобы указанию Волобуева Д.В.

Мной, а также защитниками за период расследования уголовного дела в адрес СУ СКР направлено более 20-ти ходатайств и жалоб, в том числе о коррупционной составляющей в отношении руководителя следственной группы Зайцева М.Н., однако таковые остаются без фактического рассмотрения и удовлетворения. Оценка изложенным фактам и обстоятельствам должностными лицами следственного управления Курской области в жалобах и обращениях не проверяется и не дается.

Я несколько раз была на личном приеме руководителя СУ СКР по Курской области Назина А.В.: 17.01.2018, 22.01.2018, 19.03.2018, где мной сообщалось о нежелании руководителя следственной группы Зайцева М.Н. устанавливать истину по делу, а также о его коррупционной деятельности и связи с заказчиками возбуждения уголовных дел кланом Гуляевых и о близких, приятельских отношениях с моим старшим сыном Волобуевым Д.В., обвиняемым также по данному уголовному делу по ряду преступлений.

В последней жалобе, поданной на имя руководителя следственного управления Назина А.В. указано, что Зайцев М.Н. скрывает от руководства следственного управления, что он имел длительное время личные приятельские отношения с моим страшим сыном Волобуевым Д.В. (который проходит по уголовному делу №8528 вместе с младшим братом Волобуевым Н.В. и привлекается Зайцевым М.Н. по тяжким составам преступлений), которому он оказывал содействие в решении вопросов, а мой сын в свою очередь оказывал ему различного рода материальные услуги. Также мне известно, что Лифинский Дмитрий (обвиняемый по ст. 105 УК РФ) по поручению моего старшего сына Волобуева Д.В., а иногда без его ведома, возил Зайцева М.Н. по его личным делам. Мне (и не только мне) известно, что Лифинский на своем автомобиле отвозил в аэропорт г. Белгорода Зайцева М.Н. вместе с семьей. Также мне известно, что 12.03.2018 года Зайцев М.Н. был лично в следственном изоляторе у Лифинского Дмитрия без адвоката, что соответственно наводит на соответствующие мысли. Следовательно, у меня возник вопрос к руководству следственного управления, как мог Зайцев М.Н. длительное время общаться с Волобуевым Д.В., так называемым криминальным авторитетом и преступником, как сейчас утверждает Зайцев М.Н., а сейчас осуществлять расследование уголовного дела №8528 в отношении моих сыновей.

Мне стало известно, что следственное управление проводило служебную проверку, но при этом в ходе служебной проверки лица, которые осведомлены о незаконных действиях Зайцева М.Н., то есть ни я, ни мой старший сын Волобуев Д.В. не были опрошены. Следовательно, напрашивается вопрос, что это была за служебная проверка?

По результатам моего обращения на личном приеме у Назина А.В., мной получен ответ от 23.04.2018 исх. №216-178-18 за его подписью. Ознакомившись с таковым, я могу сделать вывод о том, что данный ответ руководитель следственного управления не читал, к его подписанию подошел формально. Поскольку, подписывая ответ, вероятно в спешке, “находу”, Назин А.В. не обратил внимание на то обстоятельство, что в ответе лицами, которыми подготовлен ответ неверно указана дата приема – 19.04.2018 года, когда я фактически была на личном приеме у Назина А.В. – 19.03.2018 года. Помимо этого, мне в данном ответе, как ни абсурдно и больно это читать, руководитель следственного управления Назин А.В. сообщает, что данный ответ мною может обжалован ему же, руководителю следственного управления по Курской области. Ответ, по сути, является пустой формальностью и отпиской, не приводится ни одного довода и факта руководителем управления, все сводится к тому, что сколько бы я не писала жалоб и обращений, фактически следственным управлением изложенные мной доводы не будут исследоваться и приниматься во внимание.

После моих многочисленных жалоб на неправомерные действия сотрудников СУ СК по Курской области, в частности на руководителя 1-го отдела по расследованию особо важных дел Зайцева М.Н., на его личную заинтересованность в этом деле, просили сделать ему отвод, руководитель СУ СКР Назин А.В. назначил его еще и руководителем следственной группы, в производстве которой находится дело в отношении моего сына Волобуева Н.В. Это сделано для того, чтобы сам Зайцев М.Н. лично занимался подтасовкой и подгонкой фактов. Следователи, которые не захотели этим заниматься по указанию Зайцева М.Н. и высказывали несогласие с квалификацией по уголовному делу, были уволены из СУ СКР.

Кроме того, начальник следственной группы Зайцев М.Н. пытается всевозможными способами сделать так, чтобы мы не рассказывали о следственном беспределе, который творят следователи СУ СКР и оперативные сотрудники МВД курской области. Так, 1 октября 2018 года Зайцев М.Н. заставил в принудительной форме с использованием видеосъемки и понятых подписать защитника Волобуева Николая подписку о неразглашении данных предварительного расследования по уголовному делу. Суть этой подписки в том, что адвокат не может рассказывать, жаловаться и обсуждать даже с родственниками обвиняемого материалы уголовного дела и нарушения, выявленные защитником при ознакомлении с материалами дела! За это защитнику грозит уголовное преследование по ст. 310 УК РФ. Аналогичную подписку 4 октября 2018 г. в СУ СКР Зайцев М.Н. предъявил и жене Волобуева Николая, когда она пришла к руководителю группы, чтобы взять разрешение на свидание с мужем. Ее также принуждали, используя видеосъемку подписать подписку. Ей сказали, что она не имеет право распространять сведения, известные ей по делу «третьим» лицам: правозащитникам, прессе и даже не может обсуждать со мной и иными родственниками обстоятельства дела, а так же с защитниками Волобуева Николая! Все это делает Зайцев М.Н. для того, чтобы никто не узнал истинных обстоятельств этого громкого дела и правду о «банде Волобуева», которая на самом деле создана Зайцевым М.Н. на бумаге в 62 томах уголовного дела!

Кулик Г.П.

Сидоров В.И.

На протяжении последнего года курские средства массовой информации переполнены сообщениями, исходящими от Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области раскрытии преступлений, совершенных «бандой Дмитрия Волобуева».

В публикациях создается образ криминального авторитета, создавшего организованное преступное сообщество, в состав которого входят как представители криминала, так и должностные лица органов внутренних дел, органов местного самоуправления, безнаказанно действовавшего на протяжении десяти лет в Курске.

А так ли это? Кому понадобилось демонизировать Волобуева Дмитрия?

Начнем с того, что судя по всему, Волобуев Дмитрий кому-то из власть предержащих серьезно помешал.

На протяжении этих десяти лет существования «банды Волобуева» дважды предпринимались попытки убить его самого.

Но в то же время, расследование покушений на жизнь Волобуева «спускалось на тормозах».

Не будем голословны.

25 августа 2000 г. примерно 00 час. 05 мин. на ул. Союзной г. Курска произошел подрыв автомобиля «Мерседес-320», в котором находился Дмитрий Волобуев.

Для патриархального провинциального Курска такой способ совершения убийства, в отличие от криминальных столиц, является, скажем так, экзотическим. Поэтому, казалось бы, правоохранительные органы должны были принять все меры к раскрытию покушения на убийство, совершенного общеопасным способом.

Как бы не так!

Уголовное дело №5665 возбуждено 25 августа 2000 г. следователем прокуратуры Железнодорожного округа г. Курска по материалу по факту подрыва автомобиля «Мерседес-320» по ст. 167 ч. 2 УК РФ, т.е. по статье, предусматривающей уголовную ответственность за умышленное уничтожение или повреждение имущества.

А как же покушение на жизнь, незаконный оборот взрывчатых веществ? А никак. Уголовное дело по признакам составов преступлений, предусмотренных п. “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ и 222 УК РФ не возбуждалось.

Так что и покушения на жизнь Дмитрия Волобуева юридически не было. А раз не было, то и раскрывать нечего.

Изучение дела представителем потерпевшего Волобуева показало, что по делу следствие вообще не пыталось выполнить никаких значимых для его раскрытия следственных действий и даже более того, в материалы уголовного дела даже не были приобщены результаты взрывотехнических экспертиз!

После того, как следствие формально выполнило ряд ничего не значащих следственных действий, можно сказать обозначило расследование, 25 декабря 2000 г. старший следователь прокуратуры Курской области вынес постановление о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу №5665 в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

И на этом все!

Согласно выводам, содержащимся в заключении эксперта-взрывотехника, на месте происшествия произошел взрыв самодельного взрывного устройства. Конструкция взрывного устройства представляла собой следующее. В качестве заряда использовалось бризантное взрывчатое вещество – тротил. Для инициирования заряда взрывчатого вещества применялся электродетонатор. Исполнительный механизм взрывного устройства состоял из приемника, блока коммутации и индикации, источников электрического тока и предназначался для формирования электрического напряжения, достаточного для средства инициирования. Для установки взрывного устройства под днищем автомобиля, вероятно, использовались кольцевые магниты. Способ подрыва взрывного устройства – электрический. Взрывное устройство в действие приводилось следующим образом: радиоприемник устанавливается в режим ожидания команды на срабатывание. С помощью пульта управления (радиопередатчика) по радиоканалу подается команда, при приеме которой на выходе приемника формируется сигнал. Данный сигнал вызывает включение электромагнитного реле, при этом напряжение от электрической батареи величиной до 4,5 В подается на выводные провода и ток проходит через средство инициирования, вызывая его срабатывание. Дальность управления по радиоканалу исследуемого устройства (при использовании обычного пульта) может составлять до 70 метров в городских условиях. Людям, находящимся в радиусе до 6 м от центра взрыва, образовавшейся воздушной ударной волной могут быть причинены телесные повреждения, вплоть летального исхода, Поражение людей возможно разлетающимися вторичными осколками — фрагментами автомобиля. Для взрыва было применено взрывчатое вещество – тротил массой около 170 г. Пожар стал следствием взрыва, а не наоборот.

Обнаруженная печатная плата со следами механического и термического воздействия по своим конструктивным особенностям и составу радиоэлементов является приемником, который ранее представлял собой часть исполнительного механизма радиоуправляемого самодельного взрывного устройства. Данный приемник изготовлен на базе промышленного радиоприемника дистанционного оповещения (пейджера) зарубежного производства. В качестве антенны в исследуемом приемнике используется рамочная антенна (кусок провода, согнутый в виде квадрата со стороной 42 мм). В результате исследования установлено, что монтаж элементов исполнительного механизма в целом выполнен качественно и аккуратно, надежно выполнено крепление электромагнитного реле, переключателя и светодиода. Лицо (группа лиц), изготовившее исследуемый механизм, обладает навыками выполнения электромонтажных работ на уровне электромонтажника средней квалификации. Определенные познания в области радиотехники и электроники в выполненных доработках не отразились.

Как следует из материалов уголовного дела, заключение эксперта -взырывотехника к материалам уголовного дела не приобщались, выводы, изложенные в заключениях, которые имеют важное значение для раскрытия и расследования уголовного дела не проверялись следственным путем, приостановленное предварительное следствие в этих целях не возобновлялось.

По информации, предоставленной начальником УФСБ России по Курской области о том, что приемник дистанционного управления, входивший в состав взрывного устройства, совпадает по основным конструктивным признакам с приемниками, проходящими по уголовному делу №87723, следовало направить запрос в следственный орган, расследующий уголовное дело №87723, выяснить, установлены ли лица, изготовившие приемник дистанционного управления, входивший в состав взрывного устройства, организовать обмен информацией, полученной в ходе расследования уголовных дел, отработать возможные связи лиц, причастных к совершению преступлений по расследуемым делам, выполнить иные оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия.

Но эти документы к материалам уголовного дела не были приобщены, а были подложены к материалам надзорного производства.

В результате совершенного преступления, которого юридически не было, Волобуев Дмитрий получил тяжкие телесные повреждения, стал инвалидом на всю жизнь, но следствие это явно не волнует, ведь если покушения не было то и телесных повреждений нет.

В 2017 г. потерпевшим направлялись ходатайства в СУ СКР по Курской области с просьбой возобновить приостановленное производство по делу, возбудить уголовные дела по признакам составов преступлений, предусмотренных п. “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ и 222 УК РФ, поскольку своевременно они не были возбуждены. В удовлетворении этого ходатайства следствием было отказано, поскольку, дескать, потерпевший не имеет права заявлять ходатайства, потому что производство по делу не ведется.

Сейчас юридически уголовное дело подлежит прекращению за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч 2 ст. 167 УК РФ.

Из всего этого видно, что следствие делает все возможное для того, чтобы виновные в совершении и организации покушения на жизнь Волобуева остались безнаказанными.

16.06.2011 г. в 00 час. 30 мин. на участке перед летним кафе «Шанталь» – Chant Grila по ул. Ендовищенской, 6 г. Курска Волобуев был расстрелян из автоматического огнестрельного оружия, в результате чего ему были причинены два огнестрельных ранения в области туловища.

16 июня 2011 г. СУ СКР по Курской области было возбуждено уголовное дело №804 по ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 105 УК РФ.

16.11.2011г. следователем по ОВД отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Курской области Зайцевым М.Н. было вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В этот раз следствие развило кипучую бумажную деятельность, объем дела составил аж целых 4 тома!

Но…. и в этот раз следствие сделало все возможное для того, чтобы и это преступление осталось нераскрытым!

В ходе допроса потерпевший Волобуев прямо указал на конкретное лицо – гражданина П. (не станем называть его данные). Что должно было сделать в этом случае следствие? Вы думаете, что следствие установило указанное лицо в силу прямого указания ст. 91 УПК РФ, задержало его, провело опознание, очную ставку, раскрыло преступление, привлекло виновного к ответственности? Нет и еще раз нет. Следствие вообще ничего не сделало.

При этом органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность неоднократно представляли следствию справки о результатах ОРД, в которых прямо указывали на причастность указанного Волобуевым лица к покушению на его жизнь.

К делу приобщена справка ОРЧ (УР) №1 УМВД России по Курской области по факту покушения на убийство Волобуева Д.В., в которой сообщается о гр. П., члене ОПГ, близкая связь криминальных авторитетов А., У., Ж. Ранее П. взрывал машину Волобуева. По имеющейся оперативной информации он и «Д.» получили разрешение от «П.», на передел сфер влияния и уничтожение Волобуева Д.В. Согласно сводкам НАЗ, Волобуев подозревает его в совершении нападения как исполнителя.

Но предварительное следствие на основании прямого указания органов, осуществляющих ОРД, на исполнителя преступления не было возобновлено.

В 2017г. потерпевшим направлялись ходатайства в СУ СКР по Курской области с просьбой возобновить приостановленное производство по делу. В удовлетворении этого ходатайства следствием было отказано, поскольку потерпевший не имеет права заявлять ходатайства, потому что производство по делу не ведется.

Вроде бы нарушены права потерпевшего, но в наше время это ничего не значит. Мало ли сознательно не раскрытых дел в СК РФ?! Двумя больше, двумя меньше…. но курские следователи смогли развернуть ситуацию таким образом, что Волобуев вдруг стал обвиняемым по делу об убийстве криминального авторитета Делюкина по прозвищу «Диля», а мотивом совершения убийства стал месть за совершенные покушения на жизнь Волобуева в 2000 и 2011 годах, в совершении которых Волобуев подозревал Деюкина!!!

Причем это обвинение сформировал именно тот следователь, который вел дела по покушениям на Волобуева и с лёгкой руки которого дела остались нераскрытыми!

Вот он-то достоверно знал о том, кого подозревал Волобуев и уж точно в числе подозреваемых Делюкин не был.

Продолжение следует. В ближайшее время мы опубликуем письмо, которое по нашей информации направлено в ФСБ России, губернатору Курской области и в котором сотрудники курской полиции, так же как когда-то их коллеги из Астраханского УВД, ранее возглавляемого генералом Куликом, сообщают о противоправной деятельности своих руководителей, их связей с криминальной средой и бизнесом.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

  • ГЛАВА СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ПОДОЗРЕВАЕТСЯ В МАХИНАЦИЯХ С ЗЕМЛЕЙ
  • Фальсификация уголовных дел по “экстремизму” на этапе назначения лингвистической экспертизы
  • Единорос потребовал уволить Познера с “Первого канала”
  • Кто лишил льготной пенсии
  • Осторожно, ИП Дмитрий Жолудев!
  • Почему сейчас так мало счастливых лиц?

Сотрудничество

Хотите стать журналистом?
Для этого необязательно заканчивать факультет журналистики... Подробнее>>

Опрос

Имеем ли мы право на месть? Тысячи матерей и отцов плачут ночами от бессилия от того , что не могут ничем помочь своим невинно осужденным детям, или, например, не могут добиться наказания их убийцам

Loading ... Loading ...

Фонд поддержки детей

Нашли ошибку?

Система Orphus